На главную страницу


0
0
0
s2sdefault
powered by social2s

Разругавшись с СССР после окончания Второй мировой войны, американцы вступили в одно из самых психологически тяжелых десятилетий своей истории. Начавшийся на рубеже 1940/1950-х годов экономический бум, в значительной степени, сгладил последствия очередной волны “красного страха”, но до сих пор в США это время вспоминают с содроганием и, во многих случаях, с непреодолимым чувством стыда.

Сенатор Джозеф Маккарти

Да, конечно, в 1945—1946 году было не очень приятно осознавать, что победа над Германией и Японией не привела к исчезновению врагов Америки на международной арене. В этом смысле, ситуация была куда хуже, чем после окончания Первой мировой войны, когда никаких серьезных внешних угроз для США не было видно на горизонте. Теперь же посреди Европы стояла победоносная Красная Армия, и коммунистическая идеология была уже не просто пугалом для американских домохозяек, как в начале 1920-х, а превратилась в мощную силу, набирающую популярность по всему миру. Две головы напавшего на США дракона, германская и японская, были отрублены, но осталась третья, советская, и от нее американцы ждали не меньших бед, чем от двух других.

Вполне возможно, что замыслы Сталина не имели ничего общего с имперскими проектами Берлина и Токио, и страхи американцев были преувеличены — но атмосфера эпохи и недавний опыт мировой войны совсем не располагали к легкомысленному оптимизму. Соединенные Штаты быстро оказались затянуты в спираль всеобщей подозрительности и шпиономании. Уже весной 1947 года президент Трумэн подписал распоряжение о проверках государственных служащих на лояльность, а в конгрессе начал активную работу Комитет по расследованию антиамериканской деятельности.

Комитет быстро приобрел печальную славу, вызывая на слушания известных американцев и подвергая их унизительным допросам о связях с коммунистами. Коммунистическая партия США, довольно популярная в стране в годы Нового курса, теперь превратилась в настоящего изгоя — конституция не позволяла ввести прямой запрет на ее деятельность, но даже сведения о высказанных когда-то в давние годы симпатиях к коммунистам теперь могли привести добропорядочного во всех прочих отношениях американца к увольнению с работы, а то и тюремному сроку. В частности, за отказ доносить Комитету на своих друзей-коммунистов в тюрьму на несколько месяцев попали десять сотрудников Голливудской киностудии. Режиссер Уолт Дисней и актер Рональд Рейган, наоборот, согласились сотрудничать с Комитетом и рассказали о подозрительных связях нескольких своих коллег. Самым же активным конгрессменом-антикоммунистом в те годы проявил себя молодой представитель штата Калифорния Ричард Никсон.

Своего апогея антикоммунистическая “охота на ведьм” достигла в США в 1950—1953 годах. Человеком, который способствовал превращению “красного страха” из трагедии в фарс стал сенатор-республиканец от штата Висконсин Джозеф Маккарти. По-видимому не столько из идейных, сколько из карьерных побуждений он в феврале 1950 года выступил с сенсационным обвинением в адрес 205 сотрудников госдепартамента в измене родине и работе на московскую разведку (при этом конкретных фамилий этих предателей Маккарти ни тогда, ни позже так и не назвал).

Атмосфера в стране была накалена до предела, Америка совсем недавно потеряла атомную монополию, потерпела политическое фиаско в Китае, поэтому никто не стал детально разбираться, что в словах Маккарти правда, а что — ложь. Продолжая действовать в том же стиле, подвергая риторическим атакам различные правительственные ведомства и общественные организации и превратив подконтрольный ему подкомитет сената в настоящее чистилище для инакомыслящих, Маккарти в последующие годы сумел превратиться в настоящего героя для патриотично настроенных обывателей.

Основной пафос обвинений Маккарти был направлен против демократической администрации Трумэна, что обеспечивало ему поддержку истеблишмента республиканской партии. Однако после прихода к власти в 1953 году президента-республиканца Дуайта Эйзенхауэра звезда Маккарти стала клониться к закату. Не проявив достаточного политического чутья, Маккарти продолжил свои псевдо-разоблачения, замахнувшись на святая святых — министерство обороны. В результате, в 1954 году терпение лопнуло даже у республиканцев, Маккарти был подвергнут официальному осуждению, утратил влияние и через три года спился и умер. Антикоммунистическая истерия в США также пошла на спад, хотя и вырывалась на поверхность отдельными всполохами вплоть до окончания “холодной войны”.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Оценка 0.00 (0 Голосов)