На главную страницу


Тематический каталог Меню Связаться с администратором сайта
0
0
0
s2sdefault
powered by social2s

Юлия Михайлова

We are using Tom Wolfe's name as a brand,
rather than the title of the book.
He is an icon himself.

Tanya Farrell

 

Шестидесятые и семидесятые годы двадцатого века оставили значительный след на «лице» мирового сообщества, они запомнятся на долгое время как эпоха хиппи и расцвета рок-музыки, апогея «Холодной войны» и космических прорывов, и как десятилетия, богатые событиями, свежими идеями и открытиями. Новые тенденции встряхнули основы привычной жизни, затронули все аспекты общественного бытия, не оставив в стороне и область журналистики. В США появляется так называемый «новый журнализм» - направление, вобравшее в себя и «новаторски» переработавшее приемы, техники, стратегии, которые к моменту своего расцвета практиковала американская пресса. Нью-йоркские авторы все больше склоняются к субъективной манере изложения и «бескомпромиссного анализа» злободневных вопросов и острых социальных проблем, приправляя свои статьи приемами художественного письма, такими как реалистические детали-символы или «поток сознания». Кроме публикаций, «новые журналисты» занимаются написанием романов, сборников статей, эссе, скетчей, рассказов, где затрагивают противоречивую внутри- и внешнеполитическую обстановку, расовые конфликты, насилие, молодежные субкультуры, СМИ, современные нравы. Подается весь коктейль из актуальных проблем в художественном обрамлении, как истинный шедевр литературы. И самым важным лицом в становлении данного течения, пионером «нового журнализма» был «самый знаменитый журналист Америки» (согласно утверждению писательницы Дороти Скуры) Том Вулф.

В столице штата Вирджиния, в городе Ричмонде, в марте 1931 года родился Томас Кеннерли «Том» Вулф Младший. Будущий журналист и писатель рос в семье ученых, и уже в детстве решил посвятить свою жизнь литературной деятельности. В девять пишет биографию Моцарта, в епископальной школе становится редактором местной газеты. Заканчивает Университет Вашингтона и Ли, а в 1957 году получает докторскую степень в области американистики в Йельском университете. Тема диссертации: «Коммунистические активисты среди американских писателей в 1927–1942 годах», что показывает приверженность Вулфа к непростым, даже запретным вопросам. На все предложения заняться дальнейшей научной деятельностью, Том категорически отказывается, ибо свое предназначение видит явно в другом: «Я выбрал журналистику как форму письма и влюбился в нее, а затем и в саму жизнь». Сначала он становится репортером газеты «Спрингфилд Юнион» (Springfield Union) в штате Массачусетс, и уже через три года его нанимает «Вашингтон Пост» (Washington Post). Чуть позже Вулф получает награду от Гильдии издателей периодической печати за обзор революции на Кубе, причем представители организации не оставили в стороне юмор, за который журналист был удостоен отдельной награды. Именно с 60х годов Том Вулф начинает экспериментировать с приемами художественной прозы в своих журналистских работах, что вызывает как бурю восторга, так и волны критики.

Именно за время работы в газете «Вашингтон Пост», а не в журналах, которые считаются основной творческой площадкой для «нового журнализма», Вулф вырабатывает неповторимый «барочный» стиль письма. 315 статей, обнаруженные биографом Джеймсом Роузеном, продемонстрировали свойственное писателю сочетание противоположностей: «журналистика дедлайна», полная хлестких социальных комментариев и «живого стиля», которые позже стали, вместе с белым костюмом-тройкой, визитной карточкой Вулфа.

Том Вулф известен целым списком «странностей», которые особенно выделяют его из ряда писателей и журналистов. Более всего он известен своим необычным пристрастием к белому костюму, который безумно раздражает «коллег», к эпатажу, к «театру одного актера»…Так писатель добивался звания «чужака», «марсианина», что давало преимущество над конкурентами, поскольку внимание читателей было приковано к крайне «странному журналисту».

Перебравшись в Нью-Йорк, Том Вулф уделяет особое внимание властвующим в обществе тенденциям и движениям. «Стили жизни» для него значит едва ли не больше, чем сама жизнь. Увлеченный современными нравами Америки, в частности Нью-Йорка, он убежден, что, ориентируясь в стилях жизни, можно понять историю и «подобрать ключ» к современности.

Первая книга Тома Вулфа «Конфетнораскрашенная апельсиннолепестковая обтекаемая малютка»  вышла в 1965 году в Нью-Йорке и представляла собой сборник текстов, опубликованных в «Эсквайре», «Нью-Йорк Мэгэзин» и других изданиях. Это были в основном скетчи и репортажи, которые рисовали жизнь современной Америки: разных статусных групп, маргиналов, поп-звезд, хиппи и миллионеров. У каждого из них - своя жизненная философия, свой стиль жизни. Эта книга стала настоящим «навигатором» по новому обществу, новой культуре США. Никакие негативные оценки не могли повлиять на ошеломительный успех – через месяц был выпущен четвертый тираж.

Том Вулф продолжает заниматься изучением современного американского общества. В 1968 году он опубликовывает одну из самых известных документальных книг об эпохе - «Электропрохладительный кислотный тест». Писатель провел месяц в компании неформальной коммуны «Веселые проказники», «вдохновенными адептами психоделической революции», и их «Вождем» - американским писателем Кеном Кизи. В книгу рассказывается о «трипах» по бессознательному, коллективному и индивидуальному, во время «кислотных тестов» - коллективного приема психотропных веществ. Стиль написания, использование различных приемов обеспечили книге достойное место в  списке ста лучших работ по журналистике в США 20 века.

Последующие книги, статьи и эссе нередко вызвали острую полемику между американскими журналами и «интеллектуальными» представителями общества. Сам же Вулф не причислял себя к интеллектуалам потому, что не принимал политический бунт. Однако и не осуждал его. Он аполитичен, поскольку его больше интересуют человеческие нравы, чем соотношение политических сил. И все же справедливо назвать Тома Вулфа консерватором, предпочитающим республиканскую модель демократической, хотя бы по причине того, что в 2004 году на президентских выборах он голосовал за Джорджа Буша-младшего.

В 1973 году, став уже достаточно знаменитым и авторитетным журналистом и писателем, Том Вулф вместе с коллегой Джонсоном издает манифест «нового журнализма» в книге «Новая журналистика и Антология новой журналистики». В антологию были включены работы известных авторов, занимавшихся «литературным журнализмом» и документалистикой. Эта работа стала подобием библии для современных журналистов.

В детстве мать Вулфа поощряла увлечения сына искусством, что в будущем отразилось в нескольких критических эссе об искусстве и архитектуре его времени: «Раскрашенное слово» и «От стиля Баухауз к нашему дому». Первый включает социально-эстетический анализ живописного авангарда, критикует творчество Энди Уорхола, Виллема де Кунинга  и Джексона Поллока, но в большей степени высмеивает ограниченность мира искусства и зависимость его от критиков. Во втором эссе автор исследует негативное влияние стиля «Баухауз»  на развитие архитектуры.

На протяжении своей ранней карьеры Вулф планировал написать роман, в котором картина американского общества была бы изображена досконально. Так из-под пера автора родились три художественных произведения, претендующих на звание «великого американского романа»: «Костры амбиций», «Мужчина в полный рост», «Я – Шарлотта Симмонс». Сейчас писатель работает над четвёртой художественной книгой, рабочее название которой - «Back to Blood», действия в которой будут разворачиваться в Майами, и основной проблемой станет вопрос эмиграции.

Сегодня Тому Вулфу 81 год, он живет с женой и двумя детьми в Нью-Йорке. Во всем мире Вулф считается гуру «новой журналистики», заслуженным мастером острого слова и экспертом документальной прозы. Хочется верить, что свежие дерзкие работы увидят свет совсем скоро. Сам Том Вулф рассуждает о быстротечности времени так: «Когда ты молод, сама возможность того, что ты когда-то состаришься, кажется нелепой. Я родился в 1930-м, и я прекрасно помню, как рассуждал: «О господи боже, когда мне исполнится семьдесят, на дворе будет 2000-й год». И ладно бы только это — на самом деле, когда тебе исполнится семьдесят, ты уже и самостоятельно ничего сделать не сможешь. А потом, когда ты достигаешь этого возраста, ты говоришь сам себе: "Что ж, может, мне отведена еще пара лет?"»

 

Использованные источники:

  1. Tom Wolfe’s official webpage http://www.tomwolfe.com/bio.html
  2. Правила жизни Тома Вулфа http://esquire.ru/wil/tom-wolfe
  3. Pioneer of the New Journalism http://www.achievement.org/autodoc/page/wol0bio-1
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Оценка 0.00 (0 Голосов)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить