На главную страницу


Тематический каталог Меню Связаться с администратором сайта
0
0
0
s2sdefault
powered by social2s

В 1820 году в конгрессе США начало нарастать напряжение между представителями рабовладельческих и свободных штатов. В 1819 г. штат Миссури выразил желание вступить в Союз в качестве рабовладельческого штата, в результате чего противоречия достигли точки кипения, так как принятие Миссури нарушало баланс между рабовладельческими и свободными штатами.

Здесь следует упомянуть «Закон о Северо-Западных территориях» 1787 года, который запрещал распространение рабства в данном регионе США. В Законе говорилось, что все северо-западные штаты признавались свободными от рабства.  Таким образом, становится ясно, что полемика возникла прежде всего из-за угрозы распространения рабства в западном направлении на территориях новых штатов, создаваемых на Западе страны.

Проиллюстрируем это на примере вхождения в Союз штата Алабама: в 1819 году Алабама вошла в Союз в качестве рабовладельческого штата, однако это не вызвало никаких споров и противоречий в правительстве, так как Алабама находилась на юге и была окружена рабовладельческими штатами. Однако с Миссури дело обстояло иначе. Новый штат создавался в северо-западном регионе, ранее свободном от рабства.

Над решением проблемы с Миссури работали одни из самых влиятельных политических деятелей США того времени. Одним из них являлся Джеймс Толмедж, представитель штата Нью-Йорк в палате представителей, который выдвинул идею о необходимости постепенного избавления от рабства.  Поправка Толмеджа (“Tallmadge Amendment”), в конечном итоге, сделала бы Миссури свободным штатом:

“And provided, that the further introduction of slavery or involuntary servitude be prohibited…and that all children born within the said state, after the admission thereof into the Union, shall be free at the age of twenty-five years.”

“….Дальнейшая эксплуатация труда и рабство должны быть запрещены. Дети, рожденные на территории данного штата после его вступления в Союз, должны быть свободными к возрасту двадцати пяти лет».

Таким образом,  поправка Толмеджа содержала в себе идею постепенного перехода штата Миссури от рабства к свободе. Данный документ был внесен на рассмотрение Сената и Палаты представителей.

В Сенате состояло одинаковое количество сенаторов из свободных и рабовладельческих штатов, которые приняли законопроект о принятии Миссури в Союз без поправки Толмеджа. Так как в Палате представителей каждый штат был представлен пропорционально численности населения и свободные штаты были более плотно заселены, чем рабовладельческие, представители Севера имели в Палате перевес. Члены Палаты представителей приняли законопроект с поправкой Толмеджа. Вследствие этого возникла необходимость созыва конференции с участием членов Сената и Палаты представителей для обсуждения вопроса вхождения Миссури в Союз и принятия ими единого решения.

Параллельно с этим свою поправку предложил другой политический деятель – Генри Клэй. Генри Клэй или «Великий мастер компромиссов» (“The Great Compromiser”) являлся представителем штата Кентукки. Одним из таких компромиссов являлся «Миссурийский компромисс», рассматриваемый в данной работе. Клэй выдвинул идею, состоящую из нескольких пунктов:

  1. Штат Миссури должен войти в Союз в качестве рабовладельческого штата;
  2. Часть штата Массачусетса признавалась отдельным штатом Мэн, который получал статус свободного штата;
  3. Проводилась линия по параллели 36’30, таким образом, вся территория к северу и западу от южной границы штата Миссури в будущем должна была полностью состоять из свободных штатов.

Таким образом, Клэй предложил способ сохранить шаткий баланс в числе свободных и рабовладельческих штатов. И Сенат, и Палата представителей США приняли законопроект в соответствии с поправкой Клэя. Миссури признавался рабовладельческим штатом, однако это можно считать исключением, так как Миссури был окружен свободными штатами. Тем не менее, рабство было запрещено выше южной границы штата.

Нельзя не отметить комментарии третьего президента США – Томаса Джефферсона, который на тот момент находился в отставке. Он высказывал свое неодобрение, озабоченность и страхи по поводу Миссурийского компромисса, подтверждением этого служат его письма американскому политику Джону Холмсу, которые сохранились до наших дней. Джефферсон был крайне обеспокоен тем, что спор в Конгрессе может поставить под угрозу Союз, в который он когда-то вложил свои силы.

“This momentous question, like a fire bell in the night, awakened and filled me with terror…I considered it at once as the knell of the Union.”

«…Этот судьбоносный вопрос пробудил меня как пожарный колокол в ночи, и переполнил меня ужасом… Я сразу же счел это за похоронный звон для Союза».

 

“It is hushed indeed for the moment. But this is a reprieve only, not a final sentence. A geographical line, coinciding with a marked principle, moral and political, once conceived and help up to the angry passions of men, will never be obliterated; and every new irritation will mark it deeper and deeper.”

“…Бесспорно, наступило временное затишье. Это есть лишь временная отсрочка, но далеко не конец. Географическая черта, соответствующая моральным и политическим принципам, однажды придуманная и подтвержденная ярыми страстями мужей, никогда не будет стерта с лица земли, и каждое новое противоречие будет лишь упрочнять ее».

“I can say with conscious truth that there is not a man on Earth who would sacrifice more than I would, to relieve us from this heavy reproach, in any practicable way.” So of there were any practicable way, I would be the first in line.

«…Я могу уверенно сказать, что на земле нет ни единого человека, который мог бы пожертвовать большим, чем я, для того, чтобы освободить нас от страшного позора(рабства)».

“I regret that I am now to die in the belief that the useless sacrifice of themselves, by the generation of ’76 to acquire self-government and happiness to their country is to be thrown away by the unwise and unworthy passions of their sons.”

«…Я сожалею о том, что я умру с мыслью, что все жертвы, принесенные мною и моим поколением на благо создания государства и принесения счастья нашей стране, будут выброшены на ветер неблагоразумными и презренными страстями наших сыновей…»

“My only consolation is to be that I live not to weep over it. If they would but dispassionately weigh the blessings they will throw away against an abstract principle more likely to be affected by the union than by scission, they would pause before they would perpetrate this act of suicide on themselves and of treason against the hopes of the world.” – the arguing is going to cause the nation to split apart.

«…Единственным утешением для меня является то, что я не должен проливать из-за этого слезы при жизни. Если бы они могли бесстрастно взвесить блага, которыми они пренебрегут ради призрачной цели, они бы остановились перед совершением преступления над самими собой и измены надеждам всего мира».

По итогам Миссурийского компромисса, штат был принят в Союз в качестве рабовладельческого. Наряду с этим в Союз был принят штат Мэн, который являлся свободным, таким образом, сохранялся баланс между рабовладельческими и свободными штатами. Также был установлен порядок принятия новых штатов: в дальнейшем в Союз принимали по два штата одновременно - один свободный и один рабовладельческий. Тогда же было достигнуто соглашение о том, что севернее южной границы Миссури рабство было запрещено. Было принято решение о том, что к северу от параллели 36’30 будут учреждаться свободные штаты. Однако установление географической границы, как об этом высказался Дефферсон, лишь отсрочило назревающий конфликт между приверженцами и противниками рабства.




Список источников:

1. Encyclopedia of American Historical Documents. N.Y., 2004. P.563;

2. The American Pageant. MA. 2006. P.247-248;

3. History.com. Missouri Compromise. http://www.history.com/topics/missouri-compromise

 

 

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Оценка 0.00 (0 Голосов)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить