На главную страницу


Тематический каталог Меню Связаться с администратором сайта
0
0
0
s2sdefault
powered by social2s

Ксения Коновалова

Испано-американцы – одна из наиболее быстро растущих этнических групп в Соединенных Штатах и самая многочисленная группа населения после «истинных» белых» американцев. Сегодня в двух штатах – Нью-Мексико и Калифорнии – этническая группа латинос превышает по численности все прочие (считая белых, афроамериканцев, азиатско-американскую и индейскую группы по отдельности).

«Когда к 2040-м в США станут жить 133 млн. испано-американцев, это будет уже другая Америка», - указывает Р.Сиснерос из Бюро переписи населения США. Он имеет в виду, что количество переходит в качество, и 133 миллиона – это еще большая часть живой исторической ткани США, чем нынешние 54 миллиона. Но и теперь испано-американский образ мысли и жизни в различных ее измерениях - важная составляющая образа мысли и жизни собственно американского.

Оставим в стороне тот факт, что значительное число первооткрывателей североамериканского континента были испанцами, и сама судьба, кажется, предопределила США к тому, что пути их и тех, кто от рождения говорит по-испански, пересекутся еще не раз. Все равно «другая Америка» Сиснероса» наступила раньше 2040-х.

Это могло произойти в первые десятилетия XIX в., когда США хотелось присутствовать в мире, присутствуя в Западном полушарии. Вынужденно начался длительный эксперимент по поиску ценностной, ментальной схожести двух Америк, поскольку из нее могла бы вырасти схожесть путей политического и экономического развития. В конце XIX в. немецкий исследователь К.Шмидт увидел в доктрине Монро не столько свод правил поведения страны на международной арене, сколько пример неразрывного, но подчиненного духовно-политического сосуществования двух континентов (так называемое «большое пространство»). По Шмидту, «идея-сила» исходила от США, а Латинская Америка ее воспринимала, не будучи способной никак дополнить североамериканскую модель цивилизационного развития.

В ХХ в. острой для США становится проблема миграций из латинско-карибского региона. И, в конечном итоге, именно она приводит исследователей к представлению о взаимном обмене цивилизационным опытом между Америками.

С.Хантингтон в своем труде «Кто мы?..» приводит историю одной жизни. Хосе Гутьеррес был мексиканцем и в 14 лет «убежал» в США от нищеты и жестокого обращения родителей. Потом он исправно служил в американской армии и, будучи уже старшим офицером, погиб в 2001 году во время операции США в Афганистане. Всю жизнь он оставался нелегальным иммигрантом, и гражданство Соединенных Штатов получил посмертно, тогда же были отмечены его военные заслуги перед «американским отечеством». Вообще в «Кто мы?» исследовательская цель – выяснить, почему важную роль в становлении американской идентичности играет любая иностранная идентичность, не только испано-американская. Но поскольку больше всего «чуждой» идентичности в те годы привносится вместе с мигрантами из Латинской Америки (особенно Мексики), общество в США могло мыслить так: если мигрант, значит латиноамериканец. Хантингтон делает ставку на это. История Хосе Гутьерреса помогает ему показать читателю, почему в сочетании «американская мечта» слово «американская» имеет смысл не географический, а мировоззренческий. США должны оставаться в глазах мирового сообщества страной, которая впервые поняла желание личности делать свободный выбор и расти в направлении смелых и труднореализуемых перспектив. Это желание интернационально, поэтому мультикультурализм, по Хантингтону, может и должен быть идейным центром американского политического курса.

В XXI веке продолжают говорить о взаимозависимости «истинной» англо-американской и испано-американской цивилизаций. Появление новых, смешанных традиций, от кулинарных до политических, искусства, культуры труда и ведения бизнеса и мн.др. позволяет сделать вывод о «второй конкисте», которая осуществляется латинос на территории США при помощи «мягкой силы» (терминология А.Лопес, Автономный университет Мадрида). Большое значение приобретает ее лингвистическое измерение. Во взаимодействии испано-американского и собственно американского языкового и информационного пространств видны две тенденции. С одной стороны, столкновение, конфликт известных способов общения, в ходе которого рождается новый, продолжает олицетворять феномен «спэнглиша». С другой, о взаимопонимании и взаимопроникновении в языковых средах свидетельствуют такие современные факты: испанский является наиболее изучаемым иностранным языком в американских школах; испаноязычный CNN, каналы Telemundo и Univision имеют широту вещания, сопоставимую с популярными англоязычными СМИ; и республиканская, и демократическая партии взяли на вооружение практику проведения на испанском языке предвыборных кампаний.

Таким образом, латиноамериканский и собственно американский цивилизационные пути пересекались и продолжают пересекаться. Это пересечение и неизбежно, и необходимо. В «другой Америке» должны быть созданы интересные и достойные материальные и духовные формы присутствия народа в мире, при условии, что этот народ умеет быть многонациональным.

 

Использованы материалы:

1. http://arcto.ru/article/23

2. https://www.academia.edu/1250394/Migracion_Latinoamericana_en_los_Estados_Unidos

3. http://www.pewhispanic.org/2013/01/29/a-nation-of-immigrants/

4. http://www.pewresearch.org/fact-tank/2014/06/26/u-s-hispanic-and-asian-populations-growing-but-for-different-reasons/

5. Хантингтон С. Кто мы? Вызовы американской идентичности / пер. с анг. А.Башкирова. – Москва: АСТ, 2008.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Оценка 0.00 (0 Голосов)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить