На главную страницу


Тематический каталог Меню Связаться с администратором сайта
0
0
0
s2sdefault
powered by social2s

Некоторое время назад попалась мне в руки книжка с весьма интригующим названием: “США и Восточная Азия: борьба за новый порядок”. Столь солидных (аж в 447 страниц) трудов на русском языке по данной теме, одному из аспектов которой я когда-то посвятил целую диссертацию, мне раньше видеть не доводилось, поэтому я удобно расположился в кресле с предвкушением интересного занятия на ближайшие несколько часов.

 


Регалии авторов, подробно перечисленные на задней обложке, внушали академический трепет: профессор Михаил Иванович Крупянко, доктор политических наук, автор девяти монографий, Лиана Гергиевна Арешидзе, доцент кафедры истории и культуры Японии Института стран Азии и Африки при МГУ. Оба долгое время преподавали в Японии. Доктора исторических и политических наук из Института востоковедения РАН А.М. Хазанов и У.З. Шарипов, выступившие рецензентами монографии, также своими именами и солидной аффилиацией подтверждали высокое качество книжного продукта. Да и издательство “Международные отношения”, опубликовавшее сей труд в 2010 году, приучило меня относиться к своим релизам с большим уважением.

Как вы, наверное, уже догадались по легкой ироничности моего повествования, время я действительно провел небезынтересно, но не совсем в той полярности, на которую рассчитывал. Не более чем через пятнадцать минут после начала чтения я перебрался поближе к компьютеру и начал терзать Google на предмет отзывов и рецензий. Удивительно, но с 2010 г. никто не написал про этот фантасмагорический опус ни строчки. Только сухие официальные аннотации книжных магазинов о “новом фундаментальном исследовании российских востоковедов”.

“Как же так?” - подумал я. Неужели рассуждения о “новом российском центре силы” (стр. 51) в Восточной Азии в начале 21 века, а также о “деятельности американских спецслужб, которая реализуется в рамках решений Совета по международным отношениям” (там же) - это и есть последнее, никем не оспариваемое, слово в российских академических штудиях восточноазиатской политики?

Чувствуя некоторую обеспокоенность за неокрепшие умы студентов, которые могут набрести на сей труд в университетском магазине, и даже расстаться с немаленькой суммой денег, за него запрашиваемой, я решил посвятить некоторое время обсуждению специфики восприятия авторами восточноазиатских реалий и политики США в регионе.

Продраться через первые сто страниц было нелегко - в основном из-за бесконечных повторов и банальных констатаций, вроде навязчивого возвращения авторов к рефрену о стремлении США к укреплению глобального доминирования после окончания “холодной войны” и возникновению Китая в качестве нового центра силы. Но добравшись до стр. 167 и параграфа ““Тайваньский фактор” в американской политике сдерживания Китая”, я понял, что “пир духа” только начинается. И что этот параграф заслуживает особого разговора. Конечно, к тайваньской проблеме я неравнодушен, что уж говорить: но мне представляется что любой, хоть поверхностно интересующийся темой читатель, будет в состоянии ощутить этот катарсис, за который я, в общем-то, благодарен уважаемым М.И. Крупянко и Л.Г. Арешидзе. Я ж понимаю - они не со зла, а из высоких творческих побуждений наворотили этот трехэтажный короб научной фантастики, ради которой я даже переборол свою природную лень и сижу кропаю эту рецензию. Кстати, в книге нет указаний, кто из авторов написал ту или иную главу. Об этом можно судить только по косвенным признакам (например - по авторским примечаниям, которых в параграфе про Тайвань как раз, к сожалению, и нету). Так что обращаться мне придется к обоим авторам сразу, а в некоторых случаях сразу и к авторам, и к рецензентам, и к редакторам.

Сразу предупрежу, что для понимания всей глубины разверзающихся интеллектуальных пропастей, надо иметь некоторое представление о предмете, потому что растолковывать все с азов я, все-таки, наверное, не смогу: тут понадобился бы совсем другой формат. Но я постараюсь изложить свои впечатления максимально последовательно и доступно. Прямые цитаты из книги будут выделены в тексте зеленым цветом.

Итак, что читатель узнает о “тайваньском факторе” из упомянутого параграфа? “Незадолго до окончания [холодной войны] в орбиту интересов США по сдерживанию Китая все активнее стал вовлекаться Тайвань” (с. 170). Вот ведь как - “незадолго до окончания”! А то, что Тайвань находился в этой орбите, по крайней мере, с начала Корейской войны в 1950-м году, и был тогда же назван генералом Д. Макартуром “непотопляемым авианосцем США” - авторам совершенно неведомо. Да, вот они повторяют мысль на стр. 187: “Вашингтон за короткие сроки превратил Тайвань в “непотопляемый авианосец Америки” у берегов Китая”.

Ну ладно, пусть “незадолго до окончания “холодной войны”. Как же это произошло? Авторы напирают на американский “Акт об отношениях с Тайванем” 1979 года (АОТ): “Принятие Акта активизировало протайваньские и антикоммунистические силы в Конгрессе” (с. 171). Но почему он был принят? Зачем? В каких обстоятельствах? - об этом нет ни намека. Взялся из ниоткуда АОТ, и “силы” “активизировались”. Почему бы не упомянуть, что силы эти активизировались вовсе не из-за Акта, а из-за решения администрации Картера разорвать дипломатические связи с Тайбэем и установить их с Пекином, и что это было кульминацией политики по разыгрыванию “китайской карты” против СССР, начатой Р. Никсоном еще в начале 1970-х гг.? Кстати, один из базовых документов, подписанных тогда и до сих пор определяющих отношения в треугольнике США - КНР - Тайвань, - “Шанхайское коммюнике” 1972 г., - в параграфе тоже полностью проигнорирован! АОТ был нужен “протайваньским и антикоммунистическим силам”, для устранения прокитайского “перекоса” в американской политике, его принятие действительно стало крупной победой этих сил. Но чтобы он их “активизировал”? - никоим образом.

Дальше М.И. Крупянко и Л.Г. Арешидзе переходят к анализу АОТ и здесь нас ждет богатый урожай нелепиц. Что и неудивительно: судя по ссылкам авторы анализируют текст основополагающего документа по вторичным источникам. Но и с переводом этих источников часто возникают затруднения. Предлагаю англоязычным читателям сравнить оригинал одного из абзацев АОТ (взят с сайта Американского института на Тайване) с текстом из монографии Крупянко и Арешидзе:

The President is directed to inform the Congress promptly of any threat to the security or the social or economic system of the people on Taiwan and any danger to the interests of the United States arising therefrom.

“Президент должен оперативно информировать Конгресс о военной опасности, а также об угрозе социальной и экономической системе Тайваня, но делать это в том случае, если это также угрожает интересам США” (с. 172)

Обратите особенное внимание на фрагмент, выделенный мной курсивом. Только мне кажется, что здесь не просто кривой перевод, а радикальное искажение смысла?

Теперь позвольте привести и прокомментировать несколько цитат, суммирующих представления о содержании АОТ в сознании М.И. Крупянко и Л.Г. Арешидзе:

С помощью АОТ “Вашингтон заручился согласием Пекина о неиспользовании силы против острова” (с.171) Во-первых, Пекин никогда такого согласия никому не давал - оно равносильно отказу от суверенитета над Тайванем. Во-вторых, как можно с помощью внутреннего закона США заручится согласием на что-либо другого государства?

“Принимая Акт, власти США обеспечили себе легальные условия для вмешательства во внутренние дела КНР, не выходя за рамки обязательств США по обеспечению безопасности Тайваня...” (с.172) “Волк обеспечил себе условия для поедания зайца, не выходя за рамки обязательства съесть зайца” Я правильно интерпретирую? :)

“Американские политики при составлении Акта [1979 г.] использовали пункт пятый “Взаимного  договора (sic! - обычно называют “Договором о взаимной обороне”) об обороне между США и республикой (правильно - “Китайской республикой”) на Тайване от 1954 г.” (с. 172) Далее цитируется этот пункт - но как его использовали политики США - остается загадкой.

“Формулировки американских обязательств по международных договорам бывают сильно размытыми и двусмысленными. Не стал исключением и “Акт об отношениях с Тайванем” 1979 г.” (с. 172) Да уж, особенно учитывая, что это не международный договор.

“Вызывает удивление двусмысленность одного из положений Акта, которое звучит следующим образом: “Мир и стабильность в Западной части Тихого океана отвечает политическим, оборонным и экономическим интересам США, а также является предметом международной озабоченности” (с. 172) Двусмысленность просто нечеловеческая. Знать бы еще, в чем она заключается?

“Положения Акта, предполагающие посылку американских войск на помощь Тайваню в случае китайской агрессии, не следует понимать буквально...” (с. 181) Таких положений не существует. Про “посылку американских войск на помощь Тайваню” в АОТ речи не идет.
“Принятый в 1979 г. в США Акт, обязывает американцев помогать Тайваню защищаться от нападения Китая” (с. 196) В АОТ говорится только о праве США поставлять на Тайвань вооружения оборонительного характера, и об “озабоченности” США по поводу любых гипотетических угроз острову. Какая “защита от нападений”?
“Эти Акты не являлись законами в юридическом смысле слова даже по принятым в США нормам” (с. 208) Это одна из жемчужин параграфа. АОТ, одобренный двумя палатами конгресса и подписанный президентом, оказывается - не “закон в юридическом смысле”. Про второй подразумеваемый здесь Акт - см. ниже.

Разобравшись с АОТ, авторы переходят к характеристике следующего существенного эпизода трехсторонних отношений США-КНР-Тайвань, китайско-американского коммюнике 1982 г. Оригинальный его текст Крупянко и Арешидзе также малоинтересен, все цитаты приводятся по книжке некоего англоязычного исследователя. Перевод на русский удался чуть лучше, чем в случае с АОТ, общий смысл сохранен. Но стиль! Приведу только одну характерную фразу: Администрация Рейгана “пошла навстречу Пекину, согласившись с ограничениями на количественные поставки вооружений Тайваню” (с. 174 - курсив мой)

Тут же отмечается, что в 1980-е гг. “отношения между Пекином и Тайбэем успешно развивались в позитивном направлении, в экономической, гуманитарной и даже в политической области” (с. 176) По-видимому, “политика трех нет”: никаких контактов, никаких переговоров, никаких компромиссов c коммунистами провозглашалась в это время президентом Китайской республики на Тайване Цзян Цзинго только так, для смеха. А в действительности шла мощная конвергенция на основе дэнсяопиновской формулы “одна страна - две системы”...
Только со второй половины 1987 г. можно говорить о начале реальной оттепели в отношениях острова с материком. Но, согласитесь, это уже никак не 1982 г., когда было подписано американо-китайское коммюнике.

События 1990-х годов также удостоились нескольких любопытных характеристик. Идет речь о неком “отчете президента [Клинтона] в Конгрессе по поводу политики в отношениях с Тайванем”, который “был признан неудовлетворительным” (с. 177) Точная дата этого знаменательного события не указана - может быть попробовать отправить email еще здравствующему Биллу и спросить его: “помнишь тот страшный день на Капитолийском холме, после которого волос твой начал седеть, а на обратном пути ты столкнулся в коридоре с практиканткой Белого дома”?
Скорее всего, авторы монографии имеют в виду Taiwan Policy Review - предложения по корректировке политики в отношении Тайваня, с которыми помощник госсекретаря по делам Восточной Азии Уинстон Лорд выступил в сенате 27 сентября 1994 г. Однако “отчетом президента” это назвать никак нельзя - политика только была впервые сформулирована, да и “неудовлетворительной” ее никто тогда не признал.

Очень показательная вербальная конструкция, характерная не только для параграфа про Тайвань, но и монографии в целом, используется авторами для определения партийных позиций по тайваньской проблеме. Сначала идет совершенно верное наблюдение: “Республиканское крыло в Конгрессе объединилось с либеральным крылом защитников “прав человека” из Демократической партии для того, чтобы сформировать атмосферу недоверия внешнеполитическим инициативам президента Клинтона по сближению с Пекином”. (с. 179) Но вот следующее предложение: “Американские законодатели из числа республиканцев усилили критику политики демократической администрации Клинтона в отношении Пекина” (там же). А куда делось “либеральное крыло защитников прав человека”? Зачем вообще повторять одну и ту же мысль в двух соседних предложениях, да при этом еще и запутывать читателя?

Кризис середины 1990-х годов представлен в монографии с множеством красочных деталей. Начался он из-за поездки тайваньского президента Ли Дэнхуэя в США “якобы для встречи со своими бывшими школьными товарищами” (с. 178) Знал ли уважаемый президент, родившийся на Тайване и получивший образование в японском университете, что в США его ждут “школьные товарищи”? А если знал, то зачем направился прямиком в Корнельский университет, где получил в свое время степень доктора философии?

В марте 1996 г., стоило американскому президенту распорядиться об отправке двух авианосных групп в район Тайваньского пролива, как “Пекин отреагировал незамедлительно: китайские власти официально заявили о прекращении испытательных запусков своих ракет в направлении Тайваня” (с. 182) Наверное, авианосцы были отвлекающим маневром, а непосредственно в Пекин был направлен Брюс Уиллис, под прицелом лазерной пушки которого руководители КНР публично и официально посыпали свои головы пеплом. Не было, и быть не могло никакого быстрого и официального отказа от испытательных пусков! Они постепенно сошли на нет “в соответствии с планом учений”. Или авторы думают, что пекинские лидеры публично признали свою слабость перед лицом внешнего давления?

Но в следующем году с китайцами и вовсе стало происходить что-то невообразимое. "В октябре 1997 г. Цзян Цзэминь неожиданно посетил США с официальным визитом...” (с. 183). Как вам это нравится? Неожиданно посетил с официальным визитом! Видимо, об официальном статусе визита было объявлено только после приземления в вашингтонском аэропорту неопознанного самолета с Цзян Цзэминем на борту...

Прошла еще пара лет, и вот уже Клинтон в Пекине провозглашает политику "трех нет", третьим пунктом которой значится: “нет” поддержке участию (sic!) Тайваня в работе международных организаций, предполагающих полноправное членство в международном сообществе (с. 183, курсив мой) Теперь попробуйте догадаться, членство Тайваня в каких организациях не одобряли США. А всего-то, в межправительственных организациях!

И тут уж все участники трехсторонних отношений окончательно пошли вразнос. "Конгрессмен Джесси Хелмс внесла документ на рассмотрение нижней палаты” (с. 184) Несчастная женщина! Вы только посмотрите на ее благородные черты, обезображенные этим злополучным законопроектом! Видимо именно тогда ей пришлось сменить пол, а заодно и палату представителей на сенат...

Кстати, а о каком внесенном документе идет речь? Это “Акт об укреплении безопасности Тайваня”, который был окончательно принят американским Конгрессом 1 февраля 2000 г.” (с. 186, 189) Вот как, значит наряду с АОТ современную политику США в отношении Тайваня регулирует еще и “Акт об укреплении безопасности Тайваня”. Интересно! Авторы монографии несколько раз упоминают этот, неоспоримый по их мнению, факт. Но давайте посмотрим повнимательнее, что произошло 1 февраля 2000 г. А произошло в этот день всего лишь успешное голосование в палате представителей по данному законопроекту. Дальше этого дело не пошло, сенаторы так и не успели рассмотреть билль до конца сессии. Администрация Дж. Буша-мл. поначалу пыталась проводить жесткую линию в отношении КНР, возможность принятия нового закона или внесения “протайваньских” поправок в АОТ действительно обсуждалась в экспертном сообществе. Но после 11 сентября 2001 г. эти разговоры прекратились, чему немало способствовал и президент Тайваня от сепаратистской ДПП, Чэнь Шуйбянь, с точки зрения США неблагоразумно “раскачивающий лодку” отношений между островом и материком.

Суть этих отношений на рубеже веков передается в тексте монографии весьма своеобразно, что мы уже имели возможность наблюдать применительно к 1980-м гг.  Чего стоит хотя бы вводная часть одного из предложений на стр. 185: “В июле 1999 г. накануне второй встречи на высшем уровне между лидерами Китая и Тайваня...” Студенту-первокурснику за такое утверждение на экзамене поставили бы двойку. А в “фундаментальном исследовании российских востоковедов” оно чувствует себя вполне уютно. Для справки: лидеры Китая и Тайваня до сих пор ни разу не проводили личных встреч.

Следующая цитата показывает полное непонимание авторами внутриполитических реалий Тайваня: После окончания избирательной кампании по выборам президента Чэна (sic!) в мае 2000 г. и создания коалиционного правительства в составе оппозиционной партии Гоминьдан, Первой народной партии и новой (так, с прописной буквы, в тексте) партии, которые вместе с Демократической прогрессивной партией Тайваня сформировали правящую коалицию, занимающую более половины мест в парламенте...” (с. 198) Поясняю: здесь перечислены ВСЕ основные тайваньские партии, но при этом говорится, что якобы составленная ими коалиция занимает почему-то лишь БОЛЕЕ ПОЛОВИНЫ мест в парламенте.

Напомню читателям, до сих пор мы рассматривали не весь текст монографии в 400 с лишним страниц, а только лишь небольшой параграф, посвященный тайваньскому фактору в политике США (стр. 167 - 209). Как вы видите, количество совершенно дичайших нелепиц уже просто зашкаливает. Но, напоследок,  не удержусь чтобы не привести еще несколько красочных цитат, уже в режиме “без комментариев”:

“Будет ли Тайвань под руководством партии Гоминьдан форсировать приближение дня провозглашения независимости или нет - прогнозировать сложно” (с. 169)

“Сенат куда в большей степени, чем Конгресс...” (с. 181)

“Подписанному с Китаем соглашению о режиме наибольшего благоприятствования в торговле” (с. 186)

“...новые власти острова во главе с президентом от партии Гоминдан (sic!) Ма Инцзюном” (с. 208)

...

Жизнерадостные лица М.И. Крупянко и Л.Г. Арешидзе смотрят на меня с обложки и как бы говорят: “что же ты остановился, читай до конца, узнаешь еще много интересного”. Но нет уж, уважаемые востоковеды, пусть этим займется кто-нибудь другой из покупателей вашего тысячного тиража. Может быть он и сможет воздвигнуть какое-нибудь научное здание на этом “фундаментальном” основании. А у меня, к сожалению, получилась только эта памфлетообразная рецензия, которую даже не отправишь в приличный журнал. Увы!

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Оценка 0.00 (0 Голосов)

Комментарии   

0 #1 natashka 24.03.2017 15:10
никогда не видела такой классной рецензии)когда имеешь дело постоянно с научными статьями и книгами и попадается такое "произведение", веселее становится работать. Я насладилась каждым предложением, спасибо автору рецензии.
Цитировать