На главную страницу


0
0
0
s2sdefault
powered by social2s

Известный социальный историк Элизабет Э. Декстер в своем исследовании[1], посвященном женщинам, занятым бизнесом в колониальной Америке, написала о том, что практически десятая часть торговцев Бостона была представлена дамами. За 1740 -1775 гг. только в газете «Boston Evening Post» появилось около 60 имен владелиц магазинов и лавок[2]. В одном из многочисленных объявлений в этой газете рекламировались «разные виды тканей, головные уборы новейших фасонов, ювелирные изделия, женская обувь, чулки, перчатки, иглы и нитки»[3]. Подобная реклама была обычной, рядовой, чего нельзя сказать о судьбе женщины, бывшей ее автором. Элизабет Мюррей Кэмпбелл Смит Инман (1726 – 1785 гг.) относилась к категории людей, которые «сделали сами себя» в бизнесе. И это о даме, жившей в XVIII веке, когда о возможностях для женщин, и о правах женщин можно говорить только в рамках «домашней сферы».

Mrs. James Smith (Elizabeth Murray), By John Singleton Copley, 1769. Courtesy, Museum of Fine Arts, Boston

 

Элизабет Мюррей, уроженка Шотландии, росла в семье, где кроме нее было два старших брата и сестра - Джеймс, Джон и Барбара. В 1737 г., после смерти обоих родителей, дети остались на попечении старшего брата - начинающего торговца. Через два года Джеймс решил перевезти семью в Северную Каролину, где он приобрел плантацию. В новом доме Элизабет выполняла обязанности экономки, приобретя первые сведения и навыки управления домохозяйством. Дальнейшие знания в экономике и бизнесе семнадцатилетняя девушка получила, отправившись вместе со старшим братом на несколько лет в Лондон. В столице наиболее развитой в промышленном отношении, на тот момент, европейской страны, Элизабет увидела многочисленные магазины с разнообразными товарами со всего мира, владелицами которых были женщины. Это произвело на нее сильное впечатление, последствием которого стало решение остаться в Бостоне в 1749 г., после возвращения в колонии с семьей брата. Через год она открыла свой первый магазин дамских товаров из Англии. В течение следующего десятилетия она несколько раз побывала в Лондоне, чтобы пополнить знания и навыки в бизнесе и бухгалтерии, а также установить новые деловые связи.

Накопленный опыт и заработанные средства Элизабет вкладывала в поддержку молодых женщин, занимаясь их «полезным образованием», предпочитая «полезного члена общества всяким изнеженным существам этого века». Первой из них стала ее племянница Долли, дочь старшего брата. После смерти своей жены в 1758 г. Джеймс привез к Элизабет свою вторую дочь Бетси и племянницу Энн Кларк (дочь сестры Барбары). Кроме этого Э. Смит заботилась и о племяннике Джоне Кларке, который позднее признавался своей жене, что «чрезвычайно обязан тете всем, что у меня есть в этом мире»[4]. Позднее благотворительница помогла молодым сестрам- сиротам, Элизабет и Энн Каммингс, создать магазин мелких розничных товаров, в котором кроме торговли сестры вели еще и уроки рукоделия для девушек из состоятельных семей. Сестры были очень благодарны «доброй советчице», которая «сделала нас независимыми не только от всех, но и от самих себя». Из очередной поездки в Британию в 1769 -1771 гг. Элизабет привезла с собой племянниц Полли, Энн и Джеки (дочерей брата Джона). Она помогла и Жаннет Дэй Барклай из Род-Айленда, родившей внебрачную дочь, создать школу. "Беспомощная и одинокая… я упала даже в своих глазах", - написала Ж. Дэй, но Э. Мюррей делала все, чтобы «поднять меня в моих же глазах и в глазах мира»[5].

Своих детей у Элизабет Мюррей не было, несмотря на то, что она трижды была замужем. Первый раз Элизабет пошла под венец в 1755 г. в возрасте 29 лет, что было очень поздно для того века. Ее мужем стал выходец из Шотландии Томас Кэмпбелл - капитан корабля и торговец, с которым у них сложился деловой союз, давший Элизабет социальный статус и социальную защиту, но отнявший право распоряжаться самостоятельно заработанными средствами. Через четыре года Томас умер во время эпидемии кори в Бостоне. В 1760 г. вторым ее мужем стал богатый 70-летний бостонский винокур Джеймс Смит, чье состояние позволило им жить без забот в собственное удовольствие. Однако опираясь на печальный опыт первого замужества, Элизабет заключила с Дж. Смитом добрачное соглашение о том, что она сохраняет право владения и управления всей собственностью (стоимостью в несколько тысяч фунтов), которая появилась у нее до этого брака, получает право распоряжаться любой суммой до двух тысяч фунтов (что практически не позволялось женщинам того века), а также получит право на одну треть имущества мужа в случае его смерти без написания завещания[6]. Почти все время замужества Элизабет пришлось ухаживать за часто болеющим супругом, который умер в 1769 г. После его смерти она унаследовала десять тысяч фунтов стерлингов (из 30 тыс.), его бизнес и пожизненную ренту с поместья Браш-Хилл (площадью 300 акров земли[7]) в Милтоне.

Третьим ее мужем стал человек, с которым она была знакома фактически со времени ее появления в Бостоне и который длительное время за ней ухаживал. Им был торговец Ральф Инман, имевший немалую собственность, но меньшую по сравнению с состоянием Элизабет. 24 сентября 1771 г. они подписали брачный контракт, к составлению которого миссис Смит подошла еще более тщательно, нежели первый раз. По нему она самостоятельно распоряжалась доходами от своей большой недвижимости, при этом муж должен был решать проблемы по управлению ею. Она защитила свои права и права своих наследников на принадлежащую ей недвижимую собственность, разрешив супругу пользоваться «доходом, процентами и прибылью от нее» в течение их брака. Он обещал согласиться с любым ее решением по продаже ее недвижимости, вырученные деньги от которой добавлялись к ее собственности, на которую он не имел права. Она получила право самостоятельно составить завещание на все, что ей принадлежало. Р. Инман согласился выплатить ей тысячу фунтов, если он нарушит эти обещания. В случае его смерти раньше нее она получила бы право на бесплатную пожизненную аренду его дома в Кембридже[8].

Ralph Inman, portrait by John Singleton Copley, ca. 1770. Courtesy, Boston Athenaeum

 

Через некоторое время после свадьбы Элизабет в письме английским родственникам написала, что она «очень несчастливая жена», т.к. Ральф оказался одним из тех слабых, жадных и бездеятельных людей, к которым его жена относилась с презрением и ненавистью. В 1760 -70-х гг. Э. Мюррей была очень состоятельной и очень самостоятельной бизнесвумен с независимым характером, что довольно точно отразил художник Джон С. Копли на портрете, написанном в 1769 г.[9], перед длительной поездкой миссис Смит в Британию, где она не была с 1754 г.

В период пребывания Элизабет в Великобритании (с 1769 по 1771 гг.) ее бостонские друзья сообщали ей о «накале страстей» и «духе раздора и смятения» в Массачусетсе после принятия актов Тауншенда[10]. Т.к. среди них большинство было связано с торговлей, то они писали о своих столкновениях с комитетами патриотов, которые следили за соблюдением бойкота английских товаров[11]. Среди несогласных был и ряд женщин - владелиц лавок с небольшим капиталом и запасом товаров, которые не смогли бы переждать бойкот так же легко, как крупные оптовые импортеры. Сестры Энн и Элизабет Каммингс отказались присоединиться к кампании и были единственными женщинами, которых публично вместе с семью мужчинами, назвали «врагами своей страны». «Мы никогда не поддержим такое соглашение", - ответила Бетси комитету, который пытался «обидеть двух трудолюбивых девушек, стремящихся честным путем заработать на хлеб»[12].

Несмотря на множество таких сообщений от друзей об их неприятностях, Элизабет Смит изначально поддержала сопротивление Новой Англии британским актам. В мае 1770 г. она написала брату Джеймсу о «долге бостонцев» встать за ценности страны и не платить налоги «худшим из людей, которые когда-либо жили», «если бы я была в Бостоне, я не пила бы чай и посоветовала всем своим друзьям поддержать бойкот»[13]. Но получив через пару месяцев письмо от своей подруги Кристиан Барнс, описывающее, как часть их владений была разорена, как повесили чучело ее мужа Генри у них под окнами, как они вынуждены спать с пятью заряженными ружьями рядом, потому что их жизнь теперь под страшной угрозой»[14], Элизабет посочувствовал ситуации подруги, восхищаясь ее «решимостью» перед лицом опасности. Ответив подруге, что «даже индейцы не смогли бы придумать большего варварства», миссис Смит стала выступать против подобного сопротивления соотечественников британцам[15]. При этом она не занимала такой ярко выраженной лоялистской позиции, как ее брат Джеймс Мюррей[16] с конца 1760-х гг., не раз подвергавшийся за это яростным нападкам патриота Джеймса Отиса[17].

К лету 1771 г. миссис Смит вернулась в Америку, поселившись после свадьбы в усадьбе своего третьего мужа в Кембридже. Дальнейшие революционные события разворачивались на ее глазах. С начала 1770-х гг. политическая ситуация становилась все более нестабильной, но Элизабет была пока еще на стороне американцев. «Несмотря на все то плохое, о чем нам говорят», - отметила она, «огромное количество людей» из Англии, Ирландии и Шотландии продолжают селиться в колониях. «Славная» страна заслуживает «защиты хороших людей», - пишет она в письме в конце мая 1774 г.[18]

После «бостонского чаепития» 16 декабря 1773 г. английское правительство начало репрессии против колонистов, блокировав гавань английской военной эскадрой и переведя таможню в Салем. Через короткое время в городе стала ощущаться нехватка продовольствия и других товаров, росла дороговизна. Массачусетс был объявлен мятежной колонией, была отменена хартия, распущено ее законодательное собрание. В Бостон в мае 1774 г. вместе с двумя полками прибыл новый губернатор – генерал Томас Гейдж, чьей обязанностью было привести в исполнение «принудительные акты». В сентябре генерал сделал попытку забрать порох в Чарльзтауне и два орудия в Кембридже, но столкнулся с сопротивлением колонистов.

Элизабет теперь каждый день видела вооруженных людей на дорогах вокруг своей фермы. Весной следующего года генерал получил донесение, что жители Массачусетса собрали в поселке Конкорд, в 32 км от Бостона, большую партию пороха и ружей. Т. Гейдж отправил часть гарнизона захватить это вооружение. Дорога от Конкорда, Лексингтона до Бостона превратилась в «кровавый путь», который проходил в миле от дома миссис Инман. Поэтому для нее выстрелы, которые услышал весь мир, звучали рядом.

Вокруг царили неопределенность и хаос начавшейся войны, большая часть женщин покинули Кембридж, ставший штаб-квартирой повстанцев, и перебрались в Бостон. Элизабет чувствовала свою ответственность за родственников (вместе с ней были ее племянницы Бетси Мюррей и Долли Мюррей Форбс[19] с детьми), слуг и рабов, которых надо было защищать, поэтому она осталась в поместье и упорно пыталась исполнять свои задачи, которые состояли в поддержании семейной собственности и сохранении урожая. По распоряжению хозяйки семья и слуги занимались домашними делами, посадкой картофеля, работой в саду и другими сельскохозяйственными заботами. Она набрала мужчин, которые патрулировали ферму и территорию вокруг нее. «Я играла разные роли в жизни, но никогда не представляла себя в роли генерала», - написала она своему мужу через два дня после военного столкновения[20].

Ральф Инман и Джеймс Мюррей после начала военных действий и осады Бостона 15-тысячным «лагерем свободы» остались в городе под защитой британских сил. Элизабет обменивалась с мужем письмами, надеясь, что он присоединится к ней и поможет в управлении хозяйством в такой сложный период. В конце апреля 1775 г. она узнала от командующего американскими силами генерала Израэля Патнэма, что будет открыт путь всем желающим выехать из города. Элизабет попросила мужа приехать к ней Кембридж, т. к. «очень нуждается в его совете»[21]. Но Ральф не откликнулся на просьбу жены и остался в Бостоне, убеждая ее, в свою очередь, «оставить ферму и вернуться в город», т.к. ходили слухи, что британцы собираются увеличить численность своих войск и напасть на Кембридж. Но она ответила, что всё «посеяли, жаль не собрать урожай», тем более, что предвиделась солидная прибыль от продажи сена.

В мае произошел неприятный инцидент - миссис Инман попала под арест континентальных войск. Один из рабов по имени Джоб, надеясь улучшить свое положение, сообщил командиру, что миссис Инман лоялистка, так же, как и ее муж (в 1768 году Элизабет разрешила британским войскам расквартироваться в бараках на сахарном заводе, который принадлежал ее второму мужу). Сын Ральфа Инмана (третьего мужа Элизабет) от первого брака - Джордж в начале конфликта присоединился к британским войскам в качестве добровольца[22]. Дочь Ральфа Сюзанна была замужем за Джоном Линзи, капитаном британского корабля «Фалькон», прибывшего в Бостон 16 апреля 1775[23].

В итоге беды удалось избежать благодаря тому, что Элизабет дала слово не покидать поместье, позволила патриотам пользоваться кухней, несколькими комнатами и пообещала не продавать запасы с фермы. Расквартированные в имении солдаты занимались охраной фермы и ее имущества. Пауль Лант из батальона добровольцев, присоединившихся к Континентальной армии сделал записи в своем дневнике: «19 мая 1775 г. заступаю в караул в имении миссис Инман с 24 солдатами»; «24 мая заступаю в караул в имении миссис Инман с 29 солдатами»; «11 июня заступаю в караул в имении миссис Инман с 40 солдатами»[24]. В своих воспоминаниях полковник Уильяма Хеншоу пишет: «26 апреля 1775 г. выставлено два пикета: один из них под командованием лейтенанта-полковника Холдена и майора Бигелоу у фермы миссис Инман»; 19 июня полковник Уорд и полковник Уиткомб выделили отряд из двух своих полков и отправили к миссис Инман до дальнейших распоряжений»[25].

Завершению инцидента помогли и дружественные отношения между Элизабет и бригадным генералом Израилем Патнэмом, ярым патриотом, который вступил в Континентальную армию, как только прозвучали первые выстрелы у Конкорда. Его штаб находился в Кембридже, где Элизабет провела всю весну и лето 1775 г. Постоянное солдатское окружение вызывало у миссис Инман чувство тревоги и неуверенности, поэтому она обратилась к генералу за помощью. Он дал ей письменные гарантии безопасности и с середины мая ежедневно по вечерам отправлял своего сына Даниэля в ее дом[26]. Когда племянник Элизабет предложил тете помочь перебраться в поместье Браш-Хилл, где было гораздо спокойнее и безопаснее, она отказалась, сославшись на данное ею патриотам слово[27].

Ее ситуация между тем была очень неопределенной и небезопасной – известные своими лоялистскими настроениями муж и брат находились в Бостоне под защитой королевских войск, она - на территории, занятой силами патриотов. В мае 1775 г. ходили упорные слухи о том, что ожидается прибытие значительного английского подкрепления, а также о том, что если состоится решающая битва, то она непременно затронет Кембридж. За этим непременно последует нападение на имущество тори – либо победившими патриотами для конфискации, либо ими же с целью разорения, чтобы оно не досталось британцам. «Один Бог знает, что тогда будет с нами», - пишет она в письме мужу, опасаясь нападений, как это произошло с ее подругой Кристиан Барнс в Марлборо (в 45 км на запад от Кембриджа)[28]. Элизабет почти умоляет его определить, что «должно быть сделано, чтобы не терять времени».[29] Ральф предложил ей перегнать скот на другой берег Мистик-ривер в Челси, а самой перебраться в Пойнт-Ширли (на полуострове при въезде в Бостонскую гавань). Против этого категорически возразил ее брат Джеймс, который доказывал, что при любой попытке переместить имущество, оно будет конфисковано. При этом оба считали, что возвращаться в Бостон Элизабет нет смысла, т.к. город может быть подвергнут обстрелу или подожжен. В такой ситуации миссис Инман предположила, что она с мужем могла бы покинуть Новую Англию, если бы он купил участок земли где-то подальше от центра противостояния сил. Но эта ее идея не получила поддержки.

Устав ждать помощи от мужчин и разочаровавшись в их советах, Элизабет отправила резкое письмо мужу о том, что «она рада, что он находится в безопасности в городе»[30], и начала готовиться к переезду на ферму Браш-Хилл в Милтоне (25 км к югу от Кембриджа), продолжая при этом следить за посевами и состоянием денежных вопросов кембриджской фермы. Ее план заключался в том, чтобы увезти в безопасное место семью и слуг, а самой периодически ездить на ферму в Кембридж, пока не будет убран урожай. Между тем с наступлением лета ситуация в Бостоне обострилась. Сюда перебрались многие лоялисты, искавшие спасения, что привело к резкому товарному, а, главное, продовольственному дефициту в городе. Кроме того, здесь скопилось много раненых, что вызвало вспышки разных болезней. В такой тревожной ситуации Ральф стал настаивать на помощи ему Элизабет и немедленном приезде ее в Бостон. "Уверяю Вас», - писал он, «я могу довольствоваться любым шалашом и малой пищей для выживания, только чтобы Вы были со мной», «я не думаю, что надо куда-то удаляться, надо просто вернуться в город»[31].

Элизабет не прислушалась к словам мужа, поступая сообразно своим планам. Тем более, что события середины июня резко ускорили ее переезд. 17 июня состоялась битва при Банкер-Хилле. На весь этот день генерал Патнэм отправил к миссис Инман своего сына, чтобы он защитил женщину и ее родственников в случае опасности. Узнав об итогах сражения и понимая, что британцы могут атаковать Кембридж в любой момент, Элизабет прекратила сборы и немедленно покинула ферму. Через несколько дней поместье заняла Континентальная армия, поскольку у него было очень удобное для патриотов расположение - на окраине Кембриджа с хорошим обзором Бостона, кроме того с большой территорией и вместительными постройками. В усадебном доме, названном «барак номер один» поселился генерал Патнэм с семьей. Около 3,5 тыс. солдат построили для себя деревянные сооружения, срубив практически все деревья в поместье.

Через месяц, находясь в Милтоне, Элизабет узнала, что ее муж планирует покинуть Америку и отправиться в Лондон без нее. Готовясь к отъезду, Ральф составил список задолженностей перед ним и отправил его к жене с просьбой собирать проценты по долгам во время его отсутствия. Возмущенная и потрясенная его решением она написала ему с глубокой горечью и сарказмом: «Если это Ваш ответ на те многие тревожные и утомительные дни, которые я пережила, я оставляю это на Вашей совести…». В ответ на его жалобы о том, что он получил «мало денег от доходов с фермы с тех пор как уехал в город», Элизабет отправила ему 100 фунтов вместе с презрительным советом «получив эти деньги», отбросить все тревоги, т.к. они «плохо влияют на здоровье». Кроме этого муж, основываясь на слухах, которые ходили по Бостону, обвинил ее в общении с повстанцами. «Будьте уверены, уважаемый сэр, я с удовольствием отвечу за каждое свое действие, которое я помню с тысяча семьсот двадцать шестого года»[32] (год рождения Э. Мюррей).

The Inman House, before 1907

 

В сентябре 1775 г. Элизабет вернулась в Бостон, чтобы помочь племяннице Энн Мюррей[33]. Дочерям своего брата Джона – Полли и Энн - тетя помогла открыть магазин модных товаров, который поначалу процветал. Но с отъездом Полли в мае 1774 г. в Англию начались проблемы, т.к. Энн не справлялась с бизнесом и, кроме того, подвергалась унижениям со стороны патриотов. Летом 1775 г. она закрыла магазин, намереваясь вернуться в Британию. Элизабет вернулась в Бостон, чтобы спасти бизнес и запасы товаров. Помимо этого, она помогла Энн оформить брак с ее возлюбленным, чтобы они вместе смогли отправиться в Англию.

После этого Элизабет съездила в Кембридж и в ноябре опять вернулась в Бостон, но ее выезды из города были практически запрещены главнокомандующим генералом Гейджем. Только заменивший его генерал Уильям Хау разрешил ей встретиться на линии фронта с племянницами, чтобы узнать, как идут дела в Браш-Хилл. На основании того, что Элизабет находится в оккупированном тори городе, патриоты решили конфисковать ее имущество в Милтоне (ферму Браш-Хилл). Но ее племянница Долли, подав протест в Массачусетский совет, сумела остановить эти действия.

К весне 1776 г. ситуация вокруг Бостона изменилась в пользу патриотов, и генерал У. Хау принял решение об эвакуации королевских военных сил. Британские солдаты перед эвакуацией грабили дома и магазины, добавляя хаоса в городе. Вместе с армией уходили из Бостона в Канаду лоялисты, среди которых были ее брат с женой и ее протеже - сестры Элизабет и Энн Каммингс. Друзья Элизабет забрали с собой товары из магазина ее племянниц Полли и Энн Мюррей и успешно продали их в Галифаксе, прислав отчет и прибыль миссис Инман.

Сама Элизабет решила остаться, несмотря на очень шаткое положение между тори и патриотами (ее племянница – Энн Кларк (дочь ее сестры Барбары) - была замужем за Уильямом Хупером, подписавшим «Декларацию независимости», ее племянник Томас Кларк станет лейтенантом–полковником в рядах Континентальной армии). Остался в Бостоне и Ральф вместе со своим зятем - Джоном Роу[34], крупным торговцем, долго колебавшимся между двумя сторонами конфликта. Отношения супругов продолжали оставаться крайне натянутыми. Элизабет, пользуясь некоторым расположением генерала Патнэма, сумела защитить от конфискации обе фермы – в Кембридже и Милтоне.

Новые неприятности для Элизабет были связаны с поведением ее племянницы Бетси Мюррей[35], которая открыто высказывала лоялистские настроения и неприятие Декларации независимости. Миссис Инман отчасти разделяла взгляды племянницы. Ситуация усугубилась летом 1776 г., когда обе женщины начали помогать пленным шотландцам, среди которых был полковник Арчибальд Кэмпбелл (вероятно, родственник первого мужа Элизабет). Миссис Инман передавала ему продовольствие, необходимые предметы обихода и способствовала перемещению его в более благоприятные условия заключения.

Помощь военнопленным повлекла за собой слежку и публичную критику Элизабет. В бостонских газетах стали публиковать колкие статьи с вопросами о ее сексуальном благоразумии и политической лояльности[36]. Элизабет, хотя подобные публикации и были ей крайне неприятны, старалась не обращать на них внимания, занимаясь восстановлением разрушенного поместья в Кембридже и бизнеса в Бостоне.

Она умерла в 1785 г после продолжительной болезни, во время которой особенно проявились недостатки и скупость ее мужа. Имея право составить завещание, Элизабет оставила мистеру Инману лишь годовую ренту в 100 фунтов, в то время как ее племянницы и подруги получили суммы от 500 до 1000 фунтов. При этом она, предвидя возможное недостойное поведение своего мужа по отношению к ее имуществу, оговорила условие получения им ренты только после передачи всех документов на ее собственность в руки душеприказчиков.

Elizabeth (Murray) Inman gravesite, King’s Chapel Burying Ground, Boston

 

Эпоха, в которую переплеталось личное и общественное, и в которую выпало жить этой женщине с ее интеллектом, уникальными способностями и сильным характером, с ее педагогическим, экономическим и политическим опытом, сделала обычную личность незаурядной. По ее стопам пошла ее внучатая племянница Элизабет Мюррей Робинс (1756-1837), которая посвятила свою жизнь борьбе с рабством, проведению тюремной реформы и написанию учебников для детей[37].

 


Короткова Светлана Александровна – к.и.н., доцент департамента политической науки факультета социальных наук НИУ-ВШЭ (Москва)

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Korotkova Svetlana A. – PhD history, National Research University Higher School of Economics,   Faculty of Social Sciences, School of Political Science (Moscow)

 

Список источников и литературы:

  1. Boston Evening Post.
  2. Boston Gazette.
  3. The Independent Chronicle and the Universal Advertiser.
  4. Letters of James Murray, loyalist. Ed. by N. M. Tiffany. Boston, 1901.
  5. Memoir of Colonel William Henshaw: Orderly Book. // Proceedings of the Massachusetts Historical Society. Vol. 15 (1876 - 1877).
  6. Paul Lunt's Book. //Proceedings of the Massachusetts Historical Society. Vol. 12 (1871 - 1873).

 

  1. Alden J. R. General Gage in America: being principally a history of his role in the American revolution. N. Y., NY Greenwood, 1969.
  2. Dexter E. W. A. Colonial women of affairs: women in business and the professions in America before 1776. N.Y.: A.M. Kelley, 1975.
  3. History of Women in the Unites States. Vol.15. Women and War. Ed. by Cott N.F. Munich, New Prividence. 1993.
  4. Livingston W. Israel Putnam, pioneer, ranger, and major-general, 1718-1790. N. Y., L., 1905.
  5. The loyalists of Massachusetts: their memorials, petitions and claims. Ed. by Jones E.A. Baltimor: Clearfield, 1995.
  6. Women of America: A history. Ed. by C. Berkin, M. B. Norton. Edina, Md.: Houghton Mifflin Custom, 1995.
  7. Women's letters America from the Revolutionary War to the present. Ed. by L. Grunwald, S. J. Adler. N. Y., 2005.
  8. Young A.F. Liberty tree: ordinary people and the American Revolution. N. Y., 2006.

 

[1] Dexter E. W. A. Colonial women of affairs: women in business and the professions in America before 1776. N.Y.: A.M. Kelley, 1975.

[2] Например: Boston Evening Post, April 12, 1742; May 16, 1743; July 18, 1748; March 11, March 25, 1751; March 26, 1774; March 9, 1772; etc.; Young A.F. Liberty tree: ordinary people and the American Revolution. N. Y., 2006. P.105.

[3] Boston Evening-Post, May 13, 1751.

[4] Women of America: A history. Ed. by C. Berkin, M. B. Norton. Edina, Md.: Houghton Mifflin Custom, 1995. P 59.

[5] Ibid. P. 52, 56.

[6] Prenuptial agreement, Elizabeth (Murray) Campbell and James Smith, 13 March 1760. URL: http://web.csulb.edu/projects/elizabethmurray/EM/prenup1760.html (Дата обращения 12.11 2016).            

[7] Более 121 га

[8] Prenuptial agreement, Elizabeth (Muray) Smith and Ralph Inman, 24 September 1771. URL:      http://web.csulb.edu/projects/elizabethmurray/EM/prenup1771trans.html (Дата обращения 12.11.2016).

[9] URL: http://web.csulb.edu/projects/elizabethmurray/EM/interactiveportrait.html (Дата обращения 12.11.2016).

[10] Британский министр финансов Чарльз Тауншенд в 1767 г. ввел пошлины на ввоз в Америку ряда товаров (краски, бумаги, стекла и чая), после того как был отменен Гербовый сбор.

[11] В Бостоне основная часть торговцев подписали соглашение против импорта. Комитеты патриотов контролировали магазины нонконформистов, среди которых были женщины.

[12] Boston Gazette, January 22; March 12, 1770.

[13] URL: http://web.csulb.edu/projects/elizabethmurray/EM/collection.html (Дата обращения 14.01 2017).

[14] Christian Barnes to Elisabeth Smith, July 13-28, 1770.//History of Women in the Unites States. Vol.15. Women and War. Ed. by Cott N.F. Munich, New Prividence. 1993. P.34.

[15] Women of America: A history. P 56.

[16] В 1776 г. он вынужден был покинуть Бостон вместе с эвакуировавшимися из города британскими войсками.

[17] 27 марта 1770 г. капитан британских войск Томас Престон был среди 13 человек, обвиненных в разжигании «бостонской бойни», несмотря на то, что он приложил все усилия, чтобы погасить этот конфликт 5 марта 1770 г. Джеймс Мюррей выступил в его защиту, за что патриоты в качестве устрашения сожгли чучело Джеймса.

[18] URL: http://www.masshist.org/collection-guides/view/fa0343 (Дата обращения 03.02.2017).

[19] Старшая дочь брата Джеймса Мюррея.

[20] Ibid.

[21] URL: http://www.masshist.org/collection-guides/view/fa0343 (Дата обращения 03.02.2017).

[22] The loyalists of Massachusetts: their memorials, petitions and claims. Ed. by Jones E.A. Baltimor: Clearfield, 1995. P. 177.

[23] Alden J. R. General Gage in America: being principally a history of his role in the American revolution. N. Y., NY Greenwood, 1969. P. 240.

[24] Paul Lunt's Book. //Proceedings of the Massachusetts Historical Society. Vol. 12 (1871 - 1873). P. 193-4.

[25] Memoir of Colonel William Henshaw: Orderly Book. // Proceedings of the Massachusetts Historical Society. Vol. 15 (1876 - 1877). Р. 92, 109.

[26] Livingston W. Israel Putnam, pioneer, ranger, and major-general, 1718-1790. N. Y., L., 1905. P. 213.

[27] URL: http://web.csulb.edu/projects/elizabethmurray/EM/eitori1775.html (Дата обращения 03.02.2017).

[28] Women's letters America from the Revolutionary War to the present. Ed. by L. Grunwald, S. J. Adler. N. Y., 2005. P. 18.

[29] URL: http://web.csulb.edu/projects/elizabethmurray/EM/ritoei1775.html (Дата обращения 03.02.2017).

[30] Ibid.

[31] Ibid.

[32] URL: http://web.csulb.edu/projects/elizabethmurray/EM/emitori_30_7_1775.html (Дата обращения 03.02.2017).

[33] Дочь ее брата Джона Мюррея, приехавшая из Британии.

[34] Джон Роу (1715-1787), муж сестры Ральфа, богатый торговец контрабандными товарами и рабами в Бостоне. Он активно участвовал в протестах против ограничений колониальной торговли, став одним из зачинщиков сопротивления антимонопольным законам в 1765 году и нападения на дом главного судьи Томаса Хатчинсона. Во время революции он демонстративно избегал присоединения к любой из сторон, преследуя лишь свои коммерческие интересы.

[35] Дочь ее брата Джеймса, бежавшего в Канаду.

[36] The Independent Chronicle and the Universal Advertiser, July 31, August 7, 1777.

[37] Letters of James Murray, loyalist. Ed. by N. M. Tiffany. Boston, 1901. P. 306.


 

Boston business-woman between patriots and loyalists.

Короткова С.А.

Korotkova S.A.

            Статья посвящена одной из «бизнесвумен» США середины XVIII века - Элизабет Мюррей (1726 ­-1785), чья семья, подобно многим другим семьям, оказалась по разные стороны в период Американской революции.

Ключевые слова: история США, женская история, американская революция, Элизабет Мюррей.

            The article is devoted to one of the "businesswomen" of the USA in the mid-18th century - Elizabeth Murray (1726 -1785), whose family, like many other families, was divided in the period of the American Revolution.

Keywords: history of the USA, women's history, American revolution, Elizabeth Murray.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Оценка 0.00 (0 Голосов)

Обсуждение статьи