На главную страницу


Тематический каталог Меню Связаться с администратором сайта
0
0
0
s2sdefault
powered by social2s

Анна Мамаева

 

Конституция Соединённых Штатов Америки, в отличие от Конституций ряда других стран по всему миру – это нечто гораздо большее, чем простое описание существующей государственной системы. Она также является и активным инструментом, определяющим права и пределы полномочий каждой из трёх ветвей власти.

Главный Судья Джон Маршалл рассматривал Конституцию, как документ, в общих чертах определяющий главные цели государства. Вопрос же о том, каким образом этих целей достигнуть, оставался для решения правительству. Но тогда какая именно часть правительства должна наблюдать за тем, чтобы законы, прописанные в Конституции, выполнялись, а также за тем, чтобы власть каждой из трёх ветвей американского государственного аппарата была должным образом ограничена? Впервые этот вопрос был выдвинут на обсуждение на Конституционном Конвенте в Филадельфии, в 1787 году.  Собравшиеся, тем не менее, не нашли в истории английского права практически никаких указаний на то, какой орган должен служить окончательным интерпретатором Конституции. И хотя её создатели и подразумевали, что какой-то контроль над законодательством должен обязательно быть установлен, однако ничего определённого по этому поводу им решить не удалось. Александр Гамильтон определял судебную власть, как «наименее опасную  для политических прав Конституции». Тем не менее, он признавал, что Верховный Суд, как обладающий наименьшей на тот момент властью, будет самым справедливым защитником свободы, и, таким образом, подразумевал, что надзирать за справедливостью законов и за их исполнением должен именно Суд. Ответ на вопрос «Кто должен интерпретировать Конституцию и проверять законы на конституционность?» пришёл в 1803 году, с решением по делу Марбери, которое определило, что Верховный Суд и будет иметь подобную власть, а также наблюдать за тем, чтобы предписанное Конституцией США приводилось в  исполнение всеми тремя ветвями власти. Данное решение было обусловлено политической обстановкой тех дней.

В начале XIX века, в США наибольшей властью обладали две политические партии: федералисты и анти-федералисты, также известные, как демократические республиканцы.  Федералисты, во главе с находившимся тогда на посту президента Джоном Адамсом, считали, что правительство должно обладать практически безграничной властью и служить для защиты граждан США, а также экономических и геополитических интересов страны. Анти-федералисты же, лидером которых являлся Томас Джефферсон, полагали, что усиление централизованного правительства ослабит власть штатов, а следовательно, и народа, и из-за этого стремились всячески помешать его росту. Томас Джефферсон стал политическим оппонентом Джона Адамса на президентских выборах в 1800 году, представляя анти-федералистов и партию демократических республиканцев. После ожесточённой борьбы, в феврале 1801 года Джефферсону досталась победа в выборах. Адамс и его партия опасались, что новый Президент сведёт на нет всё, чего удалось достигнуть федералистам за последние двенадцать лет, и именно по этой причине поспешили заполнить руководящие посты всех федеральных судов таким количеством федералистов, которое только было возможно, до вступления Джефферсона в должность (которое должно было произойти уже в марте того года). Кроме того, Адамс назначил своего госсекретаря Джона Маршалла, также федералиста, на пост Главного Судьи Верховного Суда США, чтобы таким образом попытаться сохранить хоть какую-то часть власти федералистов в правительстве.  Несмотря на это назначение, Маршалл также оставался на посту госсекретаря США до последнего дня срока Адамса. Тем временем, Адамс выдвинул кандидатуры более двухсот федералистов на новые места в судебных инстанциях, в том числе и на посты  сорока двух мировых судей в округе Колумбия. 3 марта, в последний день Адамса на посту президента, Сенат поспешно утвердил все кандидатуры. Оставшись работать допоздна, Джон Адамс подписал все приказы о назначении федералов на новые посты, а госсекретарь Маршалл поставил на них официальную печать правительства США и распорядился о их доставке только что назначенным судьям. Именно поэтому эти новые судьи стали известны как «полуночные судьи». Тем не менее,  из-за замешательства со вступлением нового Президента в должность, некоторые приказы так и не были доставлены. Одним из таких приказов был и приказ о назначении Уильяма Марбери на должность мирового судьи в округе Колумбия.

 

Джон Адамс, второй Президент США

Джон Адамс (John Adams), второй президент США

Томас Джефферсон официально стал президентом США на следующий день, 4 марта, и приказал своему государственному секретарю, Джеймсу Мэдисону, не доставлять оставшиеся приказы о назначении, надеясь на то, что из-за отсрочки в доставке они могут потерять свою силу. Марбери и несколько других федералов, не получивших документального подтверждения о назначении их судьями, подали иск в Верховный Суд США, ссылаясь на своё право мандамуса (англ. writ of mandamus), которое представляло из себя судебное предписание должностному или иному лицу совершить действия, которые оно обязано совершить по закону. В Законе о судебной власти 1789 года, Верховный Суд был уполномочен обязывать федеральных чиновников к исполнению права истца на мандамус. Таким образом, ссылаясь на это право, Марбери надеялся заставить Джеймса Мэдисона доставить оставшиеся приказы о назначении, чтобы федералы могли вступить в должность. Курьёзным в этой истории было то, что именно Главный Судья Джон Маршалл, которому предстояло рассматривать это дело, был виноват в том, что приказы о назначении не дошли до Марбери и нескольких других федералов.

Томас Джефферсон, третий Президент США

Томас Джефферсон, третий президент США

 

Джеймс Мэдисон, государственный секретарь США при Томасе Джефферсоне, впоследствии - четвёртый Президент США

Джеймс Мэдисон, государственный секретарь
при президенте Томасе Джефферсоне,
и впоследствии - четвертый президент США

 

Джону Маршаллу, которого история знает как величайшего Главного Судью, из всех, занимавших этот пост, удалось вынести довольно мудрое решение на фоне весьма напряжённой политической атмосферы. Маршалл опасался прямого конфликта с Джефферсоном, Мэдисоном и анти-федералистами в общем, прекрасно осознавая, что если он прикажет им доставить оставшиеся приказы о назначении, они могут просто отказаться выполнять его постановление. В то время, Верховный Суд США не обладал практически никакими полномочиями для того, чтобы заставить другие ветви власти исполнять вынесенные им решения. В попытке установить баланс в государственной системе и определить, кто должен интерпретировать Конституцию, Судья Маршалл впервые раскрыл суть судебного контроля и установил его принципы. Это нововведение давало Верховному Суду право на последнее слово в вопросах о значении и областях применения законов, прописанных в Конституции. «Толкование закона — это прерогатива и обязанность судебной власти» - именно эти слова Главного Судьи Верховного Суда США Джона Маршалла и определили его решение по делу Марбери и явились основанием для приобретения Верховным Судом права на судебный надзор.

Джон Маршалл, государственный секретарь при Президенте Джоне Адамсе, и впоследствии - Главный Судья Верховного Суда США

Джон Маршалл, государственный секретарь
при президенте Джоне Адамсе,
и впоследствии - Главный Судья Верховного Суда США

Решение Маршалла подразделялось на пять частей. В первой из них говорилось о том, что Марбери имел совершенно законное право вступить в должность мирового судьи. Во второй Маршалл признавал, что Мэдисон нарушил закон, удерживая у себя приказы о назначении судей. В третьей части было сказано, что право на мандамус являлось наиболее подходящим способом к тому, чтобы заставить государственного чиновника надлежащим способом выполнять свои обязанности, предписанные ему законом. Вопрос же о том, кто же может выдать подобное постановление, нашёл отражение в четвёртой части решения Маршалла.

Четвёртая и пятая части решения по делу Марбери, столь блестяще разрешённого, стали краеугольным камнем в вопросах устройства системы правительства США. В четвёртой части своего решения Маршалл рассмотрел вопрос о том, имеет ли Верховный Суд власть на выдачу постановлений для того, чтобы обязать государственных чиновников к исполнению права истца на мандамус. Третья статья Конституции определяла два типа юрисдикции Верховного Суда: первоначальную и апелляционную. Первоначальная юрисдикция подразумевала под собой то, что Суд мог стать первоначальной инстанцией в определённых делах, и быть первым, и, фактически, единственным судом, в котором бы рассматривалось ходатайство. Такими делами были те, которые имели прямое отношение к политике, такие, например, как иски, касающиеся послов, или же когда в качестве одной из сторон выступал какой-либо из штатов. Что касается остальных случаев, Суд по закону обладал апелляционной юрисдикцией, что означало, что прежде, чем ходатайство поступит на рассмотрение в Верховный Суд, оно должно пройти через множество низших инстанций. Тем не менее, тринадцатая статья Закона о судебной власти 1789 года предусматривала обладание Верховным Судом полномочиями на выдачу судебных приказов, которые бы обязывали чиновника к исполнению того, что предписано ему законом, если в Суд подавалось ходатайство с ссылкой на право истца на мандамус. И хотя Марбери не являлся ни послом, ни даже государственным чиновником, закон о судебной власти давал ему право на то, чтобы Верховный Суд явился первой инстанцией для рассмотрения его ходатайства. Маршалл постановил, что Верховный Суд не имел права рассматривать иск Марбери, а этот закон (закон о судебной власти 1789 года) являлся неконституционным, так как приписывал Суду первоначальную юрисдикцию в случаях, не предусмотренных третьей статьёй Конституции. Таким образом, в ответ на ходатайство Марбери, Суд не мог выдать постановление, которое обязывало бы Мэдисона отправить оставшиеся приказы о назначении. Это решение помогло Маршаллу избежать прямого конфликта с администрацией Президента Джефферсона, но в то же время, оно отрицало закон, принятый Конгрессом. Маршалл также отметил, что было бы совершенно нелепо обязывать суды выполнять неконституционные законодательные акты, и что ни один из актов, принятых Конгрессом, не должен иметь права на воплощение чего-то, что противоречило бы Конституции США. Решение Маршалла установило право Верховного Суда на признание закона, принятого Конгрессом, неконституционным, и стало краеугольным камнем американской демократии.

Наконец, Маршалл определил, что именно судебная ветвь, а не исполнительная (представителем которой является президент), и не законодательная (Конгресс), является подходящей для обладания правом отмены неконституционных законодательных актов.  Маршалл, впервые описывая принципы доктрины судебного контроля, заявил, что федеральные суды, а прежде всего – Верховный Суд, должны иметь власть объявлять законы, противоречащие Конституции, не имеющими законной силы.  Это, как он отметил, является ”самой сущностью судебного долга”.

Часто называемое самым важным в истории Верховного Суда США, решение по делу Марбери определило границы, силу и основные принципы судебного надзора. Судебный надзор позволяет федеральным судам рассматривать законодательные акты, принятые Конгрессом или штатами, и объявлять их недействительными, если будет установлено, что они противоречат Конституции. Тем не менее, Верховный Суд не может аннулировать какой бы то ни было закон только потому, что он неконституционен. Подобное решение Суда может быть вынесено только в том случае, если будет подан определённый иск, при рассмотрении которого будет необходимо проверить тот или иной закон на конституционность. Кроме того, судебный надзор позволяет федеральным судам проверять, исполняю ли чиновники государственного аппарата (что включает также и действия Президента), свои обязанности согласно Конституции. Таким образом, Суд стал гораздо более влиятельной и значимой частью американской правительственной системы.

 

По материалам сайтов:

1)      Контуры государственной власти США, Глава 6: Исторические решения Верховного Суда: Марбери против Мэдисона (1803 г.)

http://www.infousa.ru/government/ch6.htm

2)      Статья свободной энциклопедии «Википедия»: Marbury v. Madison

http://en.wikipedia.org/wiki/Marbury_v._Madison

3)      Статья свободной энциклопедии «Википедия»: Mandamus

http://en.wikipedia.org/wiki/Mandamus

4)      Сайт “Legal Information Institute”, статья “Marbury v. Madison () 100 U.S. 1”

http://www.law.cornell.edu/supct/html/historics/USSC_CR_0005_0137_ZS.html

5)      Сайт “This Day in History”:  February 24, 1803 - Marbury v. Madison establishes judicial review

http://www.history.com/this-day-in-history/marbury-v-madison-establishes-judicial-review

6)      Сайт “Find Law”, статья “Marbury v. Madison (1803)”

http://supreme.lp.findlaw.com/supreme_court/landmark/marbury.html

http://caselaw.lp.findlaw.com/scripts/getcase.pl?court=US&vol=5&invol=137

7)      Сайт “American History”, статья “Marbury v. Madison”, by Martin Kelly

http://americanhistory.about.com/od/judicialbranch/p/marbury.htm

8)      Сайт “Constitution”, Marbury v. Madison, 5 U.S. (1 Cranch) 137; 2 L. Ed. 60 (1803)

http://constitution.org/ussc/005-137a.htm

 

Литература:

Черниловский З.М. От Маршалла до Уоррена: Очерки Верховного суда США, М.: Юридическая литература. 1982. С. 7-28.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Оценка 0.00 (0 Голосов)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить