На главную страницу


Тематический каталог Меню Связаться с администратором сайта
0
0
0
s2sdefault
powered by social2s

Черняков А.

Сентябрь, 1861 год. В США с каждым днём набирает обороты Гражданская война. Осенью того же года вблизи североамериканского континента произошло одно событие, которое чуть было не повлекло за собой вступление на стороне Конфедеративных Штатов Америки великих держав Европы, а именно Франции и Великобритании.

Перед небольшим пароходом армии Севера «Сан-Хакинто» (San Joaqinto) под командованием капитана Чарльза Уилкса стояла задача уничтожить эсминец армии южан «Самтер» (Sumter). В погоне за неуловимым кораблем, «Сан-Хакито» пришвартовался в порт Гаваны 31 октября того же года, в надежде дать наконец-таки бой эсминцу. Однако капитану стало известно, что «Самтеру» вновь удалось ускользнуть от преследователей. Но с этим печальным известием, капитану поступила и другая, более интересная информация: в этом порту находились важные персоны армии Юга – Джеймс Мэйсон и Джон Слайделл – которые по поручению президента КША Дж. Дейвиса собирались отправиться в Европейские столицы Лондон и Париж. Их цели были определены чётко: заключить договоры с Англией и Францией об экономической помощи Конфедерации и вступление в Гражданскую войну против Севера этих европейских стран. Отправиться в Европу он намеревались на почтовом корабле Британской короны Трент (Trent).

Понимая, что это «мероприятие» напрямую в будущем может доставить немало проблем Союзу, капитан Уилкс принял решение не позволить этим господам доплыть до Европейского континента. И 8 ноября оба вояжёра со своим багажом и другими сопровождающими - секретарями Юстисом и МакФарлендом - были захвачены в плен командой Уилкса и доставлены с борта «Трента» на борт «Сан-Хакинто».

 

Эмиссары Юга пересаживаются с "Трента" на "Сан-Хакинто"

 

Это события вызвали в Лондоне бурную реакцию, несмотря на то, что посланники Дейвиса не были британцами. Почти весь британский кабинет министров, кроме самого премьера лорда Пальмерстона, высказывался за немедленное прекращение всяческих отношений с Севером и даже за объявление войны Союзу. Чарльз Адамс (посол США в Англии) всячески пытался утихомирить британских чиновников. Поняв, что Кабинет его слушать отказывается Ч. Адамс обращается к Пальмерстону: «капитан Чарльз Уилкс безусловно действовал не по приказу США, а по собственному усмотрению. Администрация Союза примет все возможные меры, чтобы наказать капитана по всей строгости военного времени, а также как можно скорее освободит пленников Мэйсона и Слайделла». Премьер Англии дал добро на это предложение, но необходимо ещё было переубедить агрессивно настроенный Кабинет министров.

В это время британский министр иностранных дел лорд Рассел подготовил проект ультиматума Аврааму Линкольну, а Пальмерстон получил депешу от императора Франции Наполеона Третьего, который предлагал руку помощи Англии в расправе с наглецами Севера, оскорбившими Британскую Корону. Премьер понимал, что британские монархи (принц Альберт и Виктория) выступят против войны. Тогда Пальмерстон отправил письмо в таком стиле, чтоб Наполеон воспринял его как согласие на своё предложение. Следующим шагом император Франции отправляет северянам послание, по смыслу приравненное к объявлению войны.

Лорд Пальмерстон на некоторое время оставил в секрете содержание письма. В свою очередь, он отправил в королевскую резиденцию план лорда Рассела, который содержал  требование выдачи рабовладельческих эмиссаров в семидневный срок. И наспех написанный меморандум с пометкой «исключительно важно» с идеей мирного урегулирования произошедшего инцидента. Принц Альберт сначала прочитал проект премьера, который специально был положен на видном месте поверх документов Рассела, а после этого ультиматум Рассела. Пальмерстон настолько всё красиво и привлекательно изложил, что Альберт просто разорвал документы министра иностранных дел Рассела. После этого монарх отправил А. Линкольну в Вашингтон мирную ноту, с предложением отпустить эмиссаров рабовладельцев вместе с их свитой. Но на всякий случай в Канаду были направлены английские войска (8 тысяч солдат), под предлогом усиления гарнизонов.

А в это время капитан Уилкс у себя на Родине был приравнен к национальному герою, получив личную благодарность от Конгресса США и от министра по делам флота Гедеона Уэллеса. Пленники же были заточены в форт Уоррен, что в Бостоне.

Но 25 декабря письмо принца Альберта, который к тому времени уже скончался от болезни, дошло до Белого Дома. В администрации А. Линкольна разгорелись споры: многие не хотели освобождать эмиссаров Юга. Однако Линкольн утверждал, что поступок Уилкса противоречит морскому праву и формально Великобритания права, а также в случае отказа освобождения эмиссаров, ни к чему хорошему это не приведёт.

 (Однако, на самом деле, было одна лазейка, развив которую можно было приравнять этот инцидент к вопросам личной безопасности и сохранения суверенитета США. С момента основания в Соединённых Штатах было принято британское морское право. В этом морском праве говорилось, что оно наделяет государство безопасностью на море, в том числе против контрабанды, совершаемой на нейтральных судах. А эмиссары Юга как раз и были т.н. контрабандой, так как находились на борту почтового судна незаконно: никто не поспорит с тем фактом, что эти ребята явно не были работниками почтовой службы. И в сумках у них находились не письма и телеграммы, а депеши, адресованные английскому и французскому руководству. Также эта доктрина британского адмиралтейства давала право на посещение и обыск любых кораблей в территориальных водах США, если возникали подозрения в безопасности проходящего судна для американской нации. Поэтому действия Уилкса были законными.

Но в тот период важнее было не спорить, кто контрабанда, а кто нет. На повестке дня был более важный вопрос: быть войне с Англией или не быть.. вот что было главнее!)

 Обсуждение было зашло в тупик, но в этот момент пришёл ультиматум Наполеона Третьего, императора Франции. Все внезапно поняли реальную угрозу, которую представлял французский десант, который мог спокойно высадится на американском побережье. Соединённым Штатам ничего не оставалось, как уступить Англии и пообещать освободить пленников. (Хотя, на самом деле, император Наполеон Третий в своем письме Пальмерстону чётко давал понять, что без поддержки британского флота французы не признают Конфедерацию и, тем более, не объявят войны северным штатам. Однако администрации Линкольна это было невдомёк и Франция не представляла на тот момент реальной угрозы, ведь англичане были на стороне мирного решения вопроса).

Инцидент с «Трентом» был раздут до масштабов крупного международного скандала. Правительство США понимало, что ввязываться в войну с Великобританией не то что невыгодно, но и крайне опасно: ведь в этот момент в самом разгаре было противостояние с Югом. Линкольн считал, что «больше одной войны нам вести не следует». А что касается Франции, то её твердо, но очень вежливо попросили не совать нос, куда не следует.

Англичан ответное письмо устроило, и идеи о военном вторжении Рассела в Кабинете отпали сами собой. Мэйсона и Слайделла освободили 27 декабря и благополучно посадили на борт британского корабля «Ринальдо», позже на Бермудских островах эмиссары сделали пересадку на почтовое судно «Ла Плата», которое доставило их в Европу. Однако весь английский кабинет после инцидента «Трента» и достойного ответа США не хотел иметь дело с представителями Юга. И максимум, чего удалось добиться вояжёрам так это незначительной экономической помощи и постройки военных судов для Юга. Позже в июле 1862 года из Ливерпуля к американским берегам ушёл переданный Конфедерации крейсер «Алабама».

Случай с «Трентом» обострил отношения США с Англией, но в итоге ни Англия, ни Франция прямых попыток вмешаться в конфликт между Севером и Югом не предприняли. Ни английское, ни французское правительство не признавали независимости Конфедерации, которая полагалась ошибочно на свой хлопок, как на гарантию обеспечения признания, помощи и интервенции со стороны этих стран. Потому что к началу войны получилось так, что этого хлопка на английском рынке было предостаточно и англичане уже искали новые рынки поставок хлопка из других стран. Кроме того, солидные капиталовложения в развитие промышленности и железных дорог Севера помогли обеспечить английский нейтралитет.

Однозначно дело «Трента» предотвратило вступление в войну на сторону Конфедерации ведущих европейских держав – Англии и Франции, что, конечно, приблизило бы завершение Гражданской войны, но не в пользу Севера. И кто знает, как бы дальше сложились события. В случае вмешательства третьих сторон, возможно, США вновь попали бы в колониальную зависимость. Так что, безусловно, дело «Трента» сыграло на руку Союзу и приблизило завершение Гражданской войны, но теперь уже в пользу США.

 

Литература:

1. Дело «Трента», Америка, век девятнадцатый, http://america-xix.org.ru/civilwar/diplomacy/trent.php

2. А.С. Протопопов, В.М. Козьменко, Н.С. Елманова. История международных отношений и внешней политики России 1648-2005, М., 2008. – 399 с.

3. Иванян Э.А., История США, М., 2004.- 576с.:ил.

4. The Trent Case, http://www.marxists.org/archive/marx/works/1861/12/02.htm

 

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Оценка 0.00 (0 Голосов)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить