На главную страницу


Тематический каталог Меню Связаться с администратором сайта
0
0
0
s2sdefault
powered by social2s

Кузина К.

Существует несколько предположений относительно того, как появился термин желтая пресса, и что этому предшествовало.

Весьма распространенна версия, из которой следует, что своему названию желтая пресса обязана феномену «одноцентовой прессы» («penny press»). С ростом урбанизации в города хлынул большой приток рабочих и иммигрантов, весьма ограниченных в своих доходах, и с 30-х гг. XIX века журналистика обратила внимание на запросы этой категории населения, став выпускать газеты на бумаге самого низшего качества, желтого цвета.

До этого времени чтение газет считалось привилегией интеллектуальной элиты. Статьи, написанные «заковыристым», «заумным» слогом с использованием сложной терминологии не привлекали читателя «из народа». Вполне очевидно, что после тяжелого трудового дня совсем не хочется углубляться в думы по поводу политических, экономических неутешительных реалий. Публика ждала «хлеба и зрелищ». Успешными поставщиками таких «зрелищ» стали первые издания в русле «желтой» тематики  «The New York Sun», «The New York Herald» и «The New York Tribune».

Скандалы из жизни знаменитых людей, преступления сексуального характера, всевозможные сплетни и ложные доносы прочно оседали в головах читателей, не обременяющих себя размышлениями о том, каков процент из всей полученной информации является достоверным. Популярность penny press объяснялась тем, что она обеспечивала психологическую разрядку, давала волю самым примитивным человеческим эмоциям и инстинктам. Именно отсюда и пошел термин «желтая пресса».

С тех пор издательское дело стало рассматриваться в качестве приносящего немалые доходы коммерческого предприятия. Возникновение «одноцентовых газет» стало значимым социокультурным феноменом, связанным с процессами зарождения массовой культуры.

Также известна альтернативная версия происхождения термина «желтая пресса», согласно которой  все дело - в появлении «желтого малыша» Элли на страницах комикса под названием «Переулок Хогана». В то время все газетные рисунки и комиксы были черно-белыми. Но создатель малыша Ричард Аутколт облачил своего героя в мешок из-под муки, поскольку по сюжету тот был настолько беден, что не мог позволить себе нормальную одежду. И только одна эта деталь – желтый мешок, надетый на Элли – изображалась в цвете. К слову, «Переулок Хогана» стал первым комиксом в мировой истории и приобрел широкую известность, когда стал выходить на страницах газеты New York World. Йозеф Пулитцер, лучший газетчик США того времени и владелец данного издания, пригласил художника к себе, и тот согласился при условии, что его комикс будет печататься в оригинальной раскраске, т.е. с использованием желтого цвета. Хотя в конце XIX века цветная печать для периодики была практически недоступна, Пулитцер согласился. И как в воду глядел: следующий же выпуск был раскуплен тиражом в миллион экземпляров!

 

 

 

Но случилось непредвиденное: Уильям Хёрст, бывший ученик Пулитцера, переманил Ричарда Аутколта в свою газету New York Journal. Ни судебные разбирательства, ни создание аналогичного комикса не помогли New York World вернуть былую популярность. Постоянные конфликты между двумя ведущими периодическими изданиями Нью-Йорка из-за комикса, главный герой которого носил одеяние из желтого мешка, послужили основанием того, что в 1896 г. Эрвин Уордмэн, редактор New York Press, назвал обе конкурировавшие газеты "желтой прессой".

 

 

В дальнейшем Херст подтвердил нелестный комментарий Уордмэна о «желтизне» своего издания уже и в современном понимании.

Комикс про желтого малыша не был единственным способом привлечения внимания читателей. Херст действовал очень хитро, и порой успех The New York Jornal  объяснялся манерой подачи материала, как то – кричащие заголовки, врезки с крупным шрифтом, огромные буквы сенсационных материалов первой полосы, скандальные расследования, псевдонаучные сенсации. Благодаря доставшемуся от отца капиталу, Хёрст произвёл в The New York Journal настоящую революцию: он снизил цену до одного цента за номер и начал целенаправленно переманивать к себе лучших журналистов New York World, обещая им двойные гонорары.

Вполне можно согласиться с тем, что в разжигании американо-испанской войны в 1898 г. виновна все та же The New York Journal, призывающая американское правительство отстаивать свои права на острове Куба, который в то время доставлял немало хлопот Испании, пытающейся сохранить на Кубе свою колониальную власть. Херст был ярым противником испанской колониальной политики и настаивал на том, что Испания вторгается в американскую сферу влияния, тем самым нарушая доктрину Монро. Обдавая жаркой критикой правительство США, The New York Journal постоянно поддерживала интерес публики, публикуя описание унижений, которым подвергались американские граждане, а в первую очередь молодые девушки, проходившие процедуру осмотра службами испанской таможни на Кубе. Будучи на вершине славы как самое быстро раскупаемое издание журналисты The New York Journal стали печатать такие небылицы, что каждый нормальный человек заподозрил бы подвох. Дело дошло даже до историй о миссионерах, зажаренных живьем и съеденных испанскими солдатами. Все статьи подкреплялись рисованными «доказательствами»: истощенные, еле живые тела американцев, демонстрирующие все ужасы, которые сотворили с ними испанские поработители.

15 февраля 1898 г. американский крейсер Maine, стоящий на рейде в Гаване, был взорван. The New York Journal среагировала мгновенно:

"США придётся стерпеть и эту пощечину от Испании. Ведь объявление войны приведёт к биржевому спаду, а для Маккинли и его друзей из Standard Oil и других трестов падение курса акций на 1% - куда большая трагедия, чем смерть 250 военных моряков, погибших при взрыве флагмана нашего флота"

Колонку с этими словами в тот день написал лично Уильям Хёрст.

"Вся страна дрожит в военной лихорадке", "Война - единственный выход из кризиса!", "Конгресс вот-вот объявит войну!" – такими заголовками пестрели ежедневные выпуски газеты.

В результате война была объявлена. Благодаря итогам войны The New York Journal превратилась в крупнейшую газету страны с тиражом, достигавшим 3 млн экземпляров.

Итак, история происхождения термина «желтой прессы» имеет два альтернативных варианта, которые, по моему мнению, никак не противоречат друг другу. Просто со временем понятия желтой прессы как penny press и газет, стремившихся заполучить комикс про человечка в желтой одеже, могли наложиться друг на друга. В итоге мы все равно получили то, что имеем сегодня – недобросовестные источники, ставящие свой доход превыше всего остального.

 

По материалов сайтов:

  1. Уильям Хёрст: Дьявол газетных полос // http://virtonomica.ru/newspaper/57/uilyam-hjorst-dyavol-gazetnyh-polos.html
  2. Анализ рынка желтой прессы // http://revolution.allbest.ru/journalism//00141429 0.html
  3. Феномен желтой прессы // http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?textid=497&level1=main&level2=articles
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Оценка 0.00 (0 Голосов)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить