На главную страницу


Тематический каталог Меню Связаться с администратором сайта
0
0
0
s2sdefault
powered by social2s

 

Голубничая Ю.

CarnegieУже практически 100 лет в США существует своеобразное и сложное явление, получившее название «фабрики мысли». Этот термин («think tanks»), как указывает ряд американских авторов, был введен в оборот Германом Каном в 40-е годы для обозначения помещения, предназначенного для встреч ученых и военных с целью обсуждения стратегий различного характера. Затем, как свидетельствуют словари сленга, он приобрел новое значение в начале 50-х годов, когда его впервые использовали для обозначения корпорации RAND и других аналогичных организаций, занимающихся военными политическими исследованиями. Широко популярным этот термин стал в качестве обозначения различного рода деятельности, как правило, считающейся творческой.

Несмотря на то, что подобные учреждения имеются и в Европе, в историческом плане «фабрики мысли» представляют собой, прежде всего, типично американское явление.

В переводе данного термина на русский язык нет полного единства мнений, поэтому существуют такие выражения, как «бункеры идей», «думающие центры», «мозговые центры», «мозговые тресты», «генераторы мысли» и т.д.

На протяжении века научно-исследовательские центры влияют на характер деятельности США на международной арене. Эти учреждения представляют собой независимые институты, созданные для проведения исследований и приобретения знаний, применимых в области политики. Необходимо также отметить преимущество данных центров над университетами и правительством в разработке тех или иных стратегий по национальной безопасности. Так, в университетах научно-исследовательская работа зачастую определяется предоставлением теоретических и методических рекомендаций, лишь отдаленно связанных с реальными политическими проблемами. В правительстве же должностные лица, погруженные в частные вопросы политики, оказываются не в состоянии разработать оптимальную методику для решения проблем. Поэтому основная функция «мозговых центров» - помочь восполнить этот пробел, объективно существующий между идеями и их реализацией.

Первые «мозговые центры» были преимущественно аполитичными образованиями, отстаивающими общественные интересы; они беспристрастно консультировали государственных должностных лиц по всем политическим вопросам. К ним, в первую очередь, относится созданный в 1916 году Институт государственных исследований (Institute for Government Research), а также Институт Брукингса (Brookings Institution), основанный в 1927 году. Первым «мозговым центром», занимающимся исключительно внешней политикой, был Фонд Карнеги за Международный Мир (Carnegie Endowment for International Peace), основанный в 1910 году для исследования причин войн и содействия мирному урегулированию споров. Эти задачи стали во многом актуальными в связи с разразившейся Первой мировой войной, которая породила жаркие дебаты по вопросу о роли США в мировой политике.

Вторая волна «мозговых центров» возникла после 1945 года, когда Соединенные Штаты оказались в положении сверхдержавы, с одной стороны, и поборниками защиты мира от коммунистической угрозы – с другой. Многие такие институты получали прямую поддержку от правительства США, которое выделяло ученым и исследователям в области обороны весьма значительные ресурсы.

Корпорация РЭНД (RAND Corporation), первоначально учрежденная в 1948 году как независимый некоммерческий институт, финансируемый ВВС США, положила начало исследованиям в области системного анализа и теории игр, которые по сей день определяют американскую методику анализа оборонной политики.

За последние три десятилетия выросла третья волна «мозговых центров». Эти институты уделяют равное внимание исследовательской и разъяснительной работе, стремясь своевременно поставлять рекомендации правительству США, способные конкурировать на рынке идей и влиять на политические решения. Прототипом такого аналитического центра с определенной позицией стал созданный в 1973 году Фонд «Наследие» (Heritage Foundation). Главным образом, этот фонд дает рекомендации для деятелей республиканской партии и республиканского правительства.

Из двух тысяч аналитических центров в США почти четверть считаются независимыми или самостоятельными. Подавляющее большинство из них связано с университетами. «Мозговые центры» различаются по масштабам, финансированию и задачам. Одни специализируются на конкретных отраслях как внутренней, так и внешней политики, другие – на конкретных регионах, а третьи охватывают всю сферу внешней политики. Некоторые «мозговые центры» имеют при себе крупные фонды и совсем отказываются от государственного финансирования; другие получают основной доход за счет выполнения договорных работ, как для государственного, так и частного сектора (как, например, корпорация RAND); третьи содержатся почти полностью на государственные средства.

Полезность современных «мозговых центров» для американских политиков более чем очевидна. Самое сильное их воздействие (в соответствии с самим названием) заключается в создании «нового мышления», влияющего на мировоззрение американских политиков. Оригинальные идеи могут изменять представление о национальных интересах США и расстановку приоритетов, подсказывать планы действий. Так, самый знаменитый случай произошел после выборов 1980 года, когда администрация Рейгана приняла в качестве основы своего правления публикацию Фонда «Наследие» «Мандат на перемены».

 

Источники информации:

  1. Диксон П. Фабрики мысли. – М: Прогресс, 1976.
  2. Donald E. Abelson. Think tanks and U.S. Foreign Policy: as historical view. // http://usinfo.state.gov/journals/itps/1102/ijpe/pj73abelson.htm
  3. Richard N. Haass. Think tanks and U.S. Foreign Policy: A Policy - Maker's Perspective. // http://usinfo.state.gov/journals/itps/1102/ijpe/pj73haass.htm
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Оценка 0.00 (0 Голосов)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить