На главную страницу


Тематический каталог Меню Связаться с администратором сайта
0
0
0
s2sdefault
powered by social2s

Российско-американские отношения пережили непростую неделю. Скандал с отставкой советника по нацбезопасности Майкла Флинна вернул российскую тему на первые полосы американских газет, откуда она была ранее вытеснена бурными дискуссиями вокруг первых шагов президента Трампа во внутренней политике.

Образ Майкла Флинна как одного из ключевых лоббистов интересов Кремля в администрации Трампа сформировался после его неожиданного появления в числе почетных гостей на праздновании десятилетия российского канала RT, которое состоялось 10 декабря 2015 года в Москве. Флинну, который обратился в этот день к присутствующим с речью о международной обстановке, было выделено  место за столом по правую руку от российского президента Владимира Путина. Бывший глава разведки Пентагона и будущий советник по национальной безопасности США отличился еще и тем, что одним из первых поднялся и начал аплодировать по завершении приветственного обращения российского лидера.

Информация о том, что и впоследствии Флинн не прекратил плотных контактов с представителями России, не была ни для кого секретом и активно циркулировала в прессе еще до инаугурации Дональда Трампа. Однако это не помешало новому президенту предложить Флинну один из ключевых постов в своей администрации, пост, который когда-то занимали такие известные деятели, как Генри Киссинджер и Збигнев Бжезинский.

Можно с уверенностью предположить, что контакты Флинна с Москвой, имевшие место после его согласия стать советником Трампа в феврале 2016 года, и уж, тем более, в промежутке между ноябрьскими выборами и январской инаугурацией, предпринимались если и не по поручению, но точно не без ведома будущего президента. По-видимому, Флинн должен был стать ключевой фигурой в рамках задуманной Трампом стратегии прагматической нормализации российско-американских отношений. Но, к сожалению, на пути реализации этих планов встали непредвиденные обстоятельства.

Быстрая отставка Флинна (он не проработал на новом посту и месяца) состоялась в лучших традициях американского политического скандала, построенного вокруг обвинений во лжи и намеренной дезинформации руководства или избирателей. Не доложив о деталях своей беседы с российским послом Кисляком вице-президенту Пенсу, Флинн поставил того в неудобное положение. Пенс публично отрицал, что члены новой администрации обсуждали с Москвой вопрос о санкциях, а в действительности, как стало известно благодаря просочившимся в прессу данным спецслужб, такое обсуждение велось, причем как раз накануне неожиданного предновогоднего решения Владимира Путина не высылать американских дипломатов в ответ на высылку российских. Уж не обещания ли Флинна отменить санкции после инаугурации были причиной такой невиданной мягкости Кремля? В итоге, для защиты репутации второго лица в государстве, Трампу пришлось пожертвовать советником по нацбезопасности.

Теперь осталось дождаться публикации полной стенограммы переговоров Флинна с Кисляком и, возможно, каких-то других свидетельств о контактах членов команды Трампа с Москвой в период между избранием и инаугурацией. Учитывая накал антироссийских страстей в США после “хакерского скандала”, новые данные о неподобающем взаимодействии людей Трампа с “враждебным государством”, наперекор политике действовавшей на тот момент администрации Обамы, могут иметь для нового президента крайне тяжелые последствия, вплоть до импичмента.

Понятно, что в такой ситуации дистанцирование от России, демонстрация жесткой позиции по отношению к Москве, превращаются для Трампа в важнейшие инструменты политического выживания. Если по другим, прежде всего, внутриполитическим сюжетам он может пытаться продолжать гнуть свою линию, в надежде на поддержку избирателями лозунга America First, то в вопросе отношений с Россией Трампу просто неизбежно придется, по крайней мере, взять паузу, чтобы не нарываться на крайне болезненные обвинения со стороны оппонентов, включая обвинение в государственной измене.

По-видимому, именно этим объясняется череда весьма жестких заявлений по поводу России, прозвучавших из уст Трампа и членов его администрации в последние дни. Пресс-секретарь президента Шон Спайсер сообщил журналистам, что США рассчитывают на возвращение Крыма Украине, министр обороны Мэттис пообещал союзникам США по НАТО, что новая администрация будет вести диалог с Россией “с позиции силы”. Сам Трамп в одном из твитов упрекнул своего предшественника в том, что был слишком мягок к России после “захвата” Крыма.

Вроде бы, Кремлю, если он, действительно, рассчитывает на конструктивные отношения с новым президентом США, стоило бы с пониманием отнестись к сложностям, которые обрушились на голову Трампа, причем обрушились, во многом, из-за его явно выражаемых симпатий к российскому лидеру. Стоило бы закрыть глаза на резкие заявления, не принимать их близко к сердцу.

Однако, несмотря на длящуюся в России уже много месяцев “трампоманию”, неприятные новости из США об отставке Флинна и последовавших за ней жестких антироссийских высказываниях членов команды Трампа, породили в России волну резкого отторжения и негодования. Многие представители российской элиты в своих комментариях по поводу случившегося демонстрировали какую-то совсем детскую обиду: “Надо же, каким негодяем оказался этот Трамп, ничем не лучше Обамы!”

По неподтвержденным пока слухам, из администрации президента Путина в государственные СМИ было направлено негласное указание “прекратить «подобострастно» говорить о президенте США Дональде Трампе”. Если российские телезрители, действительно, увидят в ближайшие дни резкое сокращение числа передач о США и Трампе, можно будет с уверенностью утверждать: в Кремле “проект Трамп” признали неудачным, и ввели в действие механизм дистанцирования от несостоявшегося “американского партнера”.

Последствия такого решения, если оно действительно принято президентом Путиным, могут быть самыми серьезными. Прежде всего, разочарование в Трампе создаст крайне нежелательный для Кремля политический информационный вакуум: нужно будет срочно искать замену Трампу в виде какого-то нового сюжета, способного занять российскую аудиторию, наполнить информационное пространство яркими эмоциями, отвлечь от повседневных проблем и экономических неурядиц. Таким сюжетом когда-то был Крым, затем на короткое время идея “Новороссии”, потом “борьба с международным терроризмом в Сирии”, последние полгода — надежды на дружественную политику Трампа. Что сможет заменить эти рухнувшие надежды? В экспертном сообществе уже циркулируют опасения, что в качестве замены может выступить очередная “маленькая победоносная война” или, по-крайней мере, искусственная эскалация напряженности в отношениях с НАТО, с целью еще большего укрепления в России накануне президентских выборов 2018 года атмосферы “осажденной крепости”.

Таким образом, при неблагоприятном стечении обстоятельств, через короткое время мы можем столкнуться с жесточайшим внутриполитическим кризисом в США из-за обвинений президента в неподобающих связях с Кремлем, и параллельным нагнетанием страстей со стороны Москвы, вызванным потребностью российских властей решать свои текущие внутриполитические проблемы. Стоит признать, что спусковым крючком, запустившим эти крайне опасные для международной безопасности процессы, стали сомнительные подходы Дональда Трампа к выстраиванию отношений с российским руководством, а также весьма наивные надежды российских лидеров на способность нового президента США одним махом разрешить многолетний российско-американский конфликт.

This article in English: Russia Direct

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Оценка 0.00 (0 Голосов)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить