На главную страницу


Тематический каталог Меню Связаться с администратором сайта
0
0
0
s2sdefault
powered by social2s

Иван Цветков

Версия статьи на английском языке опубликована на сайте Russia Direct

Статья Барака Обамы, опубликованная 2 мая 2016 года в газете The Washington Post,  показывает, что после ядерной сделки с Ираном и нормализации отношений с Кубой, внимание американского президента сосредоточено на доведении до логического завершения одного из ключевых многосторонних проектов его администрации – Транс-Тихоокеанского партнерства (ТТП).

ТТП, подписанное в феврале 2016 года представителями 12 стран-участниц, но пока ни в одной из них не ратифицированное, обещает стать “торговым соглашением нового типа”. Во всяком случае, именно так его презентует Обама в своей статье. Отличие ТТП от всех прочих экономических интеграционных объединений состоит в том, что его участники не просто договариваются о снижении пошлин или улучшении инвестиционного климата, а берут на себя серьезные обязательства в области экологических стандартов, прав рабочих, защиты интеллектуальной собственности и в других сферах, ранее не подверженных настолько жесткой регламентации в рамках торговых соглашений.

На первый взгляд привлекательная интеграционная модель ТТП, несущая прогресс и процветание, сталкивается с серьезным сопротивлением. Хотя США после начала активного продвижения ТТП в 2008 году удалось быстро привлечь под свои знамена довольно много стран, переговоры шли туго, дата подписания соглашения несколько раз откладывалась. По свидетельствам участников переговоров, с осени 2015 года в них наметился прогресс лишь потому, что США отказались от некоторых ранее выдвигаемых жестких требований.

Сегодня президент Обама пытается убедить конгресс США ратифицировать ТТП и очень надеется, что эта процедура будет завершена до окончания срока его пребывания в Белом доме. Но шансов на это не много, причем основное сопротивление исходит от соратников Обамы по демократической партии. Американские конгрессмены и сенаторы не верят, что такие участники ТТП как Вьетнам, Мексика, Малайзия или Бруней действительно готовы поменять свои подходы к рабочему законодательству и станут не на словах, а на деле защищать американскую интеллектуальную собственность.

Однако вопросы к ТТП возникают не только у сомневающихся американцев или законодателей из других вовлеченных в проект стран. За судьбой ТТП очень внимательно следят во многих мировых столицах, причем волнение вызывают вовсе не экологические стандарты или права рабочих. Самая цитируемая в мировой прессе фраза из статьи Обамы затрагивает гораздо более фундаментальный вопрос – вопрос о лидерстве, вопрос о том, кто будет определять повестку дня и вектор международного развития в ближайшие десятилетия.

Обама утверждает в статье, что лидером по-прежнему останутся США, и что ТТП станет ключевым инструментом распространения американского влияния: The world has changed. The rules are changing with it. The United States, not countries like China, should write them.<...> Other countries should play by the rules that America and our partners set, and not the other way around.

Пожалуй, самое примечательное в этом высказывании американского президента — то, что в нем не упоминается слово “демократия”. Ведь за последние десятилетия все привыкли: если лидер США начинает рассуждать о распространении американского влияния, он говорит о демократии. Но кому, как не Обаме, который когда-то поднялся на политический Олимп за счет критики подходов Дж. Буша-младшего, понимать, что идея глобального распространения американских политических институтов, особенно военными средствами, больше не работает. Поэтому вместо “демократии” у Обамы начинают фигурировать некие “правила”, причем правила не политические, а относящиеся к международным торгово-инвестиционным отношениям, экономике и развитию.

Вне всякого сомнения, перенося акцент американского лидерства из сферы политики и безопасности в сферу экономики, Обама делает очень умный ход, для противодействия которому его оппонентам придется серьезно потрудиться. Известно, что Китай активно работает в последние годы над созданием альтернативы ТТП в виде Regional Comprehensive Economic Partnership (RCEP), привлекая участников более мягкими требованиями, с одновременным обеспечением всех экономических преимуществ, предусмотренных ТТП. Однако, в отличие от ТТП, соглашение RCEP еще даже не подписано, но самое главное – оно по определению не способно повлиять на международные правила игры настолько глубоко, насколько собирается на них влиять ТТП. Ведь RCEP базируется на популярном принципе “невмешательства во внутренние дела”. Но как можно в рамках международной организации совершенствовать экологические стандарты или наделять профсоюзы большими правами, если не соглашаться с передачей этой организации части национального суверенитета?

К числу критиков американского проекта ТТП присоединился и российский президент Владимир Путин, который в своем выступлении с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2015 года сказал следующее: “Всех нас хотят поставить перед фактом, что правила игры переписаны, и переписаны опять в угоду узкого круга избранных, причем без участия ВТО. Это чревато полной разбалансировкой торговой системы, раздроблением глобального экономического пространства”.

Казалось бы, правильные слова, США в очередной раз уличены в попытке навязать свою волю мировому сообществу. Однако стоит вспомнить, что переговоры в рамках Дохийского раунда ВТО уже почти 15 лет не приносят никаких плодов из-за неразрешимых противоречий между развитыми и развивающимися странами, и никаких перспектив для совершенствования международной экономической среды здесь не видно.

Сама Россия не входит ни в ТТП, ни в RCEP, а продвигаемые Москвой идеи об укреплении сотрудничества в рамках ВТО или АТЭС не вызывают большого энтузиазма даже у Китая. Все серьезные экономические игроки в АТР соглашаются сегодня с тезисом, что дальнейшее продвижение по пути интеграции должно быть интенсивным, а не экстенсивным, а мода на столь любимые российским президентом универсальные организации давно прошла.

Делая ставку на ТТП, президент Обама исходит не только из понятного желания обеспечить американское лидерство, но и из реалистичной оценки состояния современной глобальной экономики. Растущая взаимозависимость создает объективную потребность в новых наднациональных институтах, правилах и нормах, причем учитывающих региональную специфику. Та страна, которая первой предложит приемлемый набор таких правил и норм, стимулирующих развитие и движение вперед, действительно обеспечит себе лидирующие позиции на долгие годы.

Действия Китая, пытающегося выстроить альтернативную “щадящую” модель интеграции, также выглядят вполне рациональными. Только время покажет, какой из вариантов – “жесткий” американский, или “мягкий” китайский, окажется более выгодным и приемлемым для тихоокеанских экономик.

Россия, сделавшая ставку на отстаивание национального суверенитета любой ценой и готовая разговаривать о международном сотрудничестве лишь под эгидой ВТО или ООН, выглядит на фоне США и Китая не очень выигрышно. Критикуя США за навязывание новых “правил игры”, Россия предлагает сохранить старые правила, а новые вводить лишь по общему согласию. Однако слабая вовлеченность России в экономические связи в АТР делает ее “последним верблюдом в караване” региональной интеграции. До тех пор, пока это положение не изменится, упреки Кремля в адрес США за стремление к лидерству вряд ли кто-то станет принимать всерьез.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Оценка 0.00 (0 Голосов)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить