На главную страницу


Тематический каталог Меню Связаться с администратором сайта
0
0
0
s2sdefault
powered by social2s

Довольно широко распространено представление, что всех американских президентов можно, с известной долей условности, разделить на "хороших", тех, которые способствовали развитию связей с Россией, и "плохих", которые этим связям, наоборот, всячески вредили. Однако не все так просто. Если посмотреть на исторические примеры, можно увидеть удивительные сочетания, когда доброжелательно настроенные к России президенты США (обычно, представители демократической партии) заводили двухсторонние отношения в глубочайший тупик, а жесткие критики российской внутренней и внешней политики (таковыми чаще оказывались республиканцы) приходили в итоге к плодотворному сотрудничеству и серьезным прорывам в решении накопившихся проблем.

President Barack Obama stands with former presidents
George W. Bush, Bill Clinton, George H.W. Bush, and Jimmy Carter / Source: AP

Президентов, смотревших на Россию с надеждой и веривших в перспективы расширения двухстороннего сотрудничества, история знает немало. Первым таким президентом был Томас Джефферсон (занимавший этот пост в 1801-1809 годах), который известен своей перепиской с императором Александром I и заявлениями о том, что Россия - самая дружественная по отношению к США страна в мире. Именно в период администрации Т. Джефферсона российско-американские отношения приобрели официальный дипломатический статус, а принципы взаимной дружбы, уважения и взаимопомощи на долгие десятилетия стали основой межгосударственных контактов. Можно утверждать, что пример с Т. Джефферсоном - это чуть ли не единственный случай в истории российско-американских отношений, когда изначальный позитивный настрой американского президента по отношению к России ничуть не поменялся к концу его администрации и привел к однозначно положительным практическим результатам.

Через сто лет другой американский президент, Вудро Вильсон (1913-1921), с восторгом принявший известие о свержении самодержавия в России и строивший планы на развитие всесторонних связей с новой демократической республикой, был вынужден в конце своего президентства признать полный провал этого проекта. Конечно, трудно винить Вильсона в таком исходе, ведь главным негативным фактором здесь выступил приход к власти в России большевиков. Тем не менее, именно с Вильсона можно вести отсчет "разочаровавшихся президентов", тех, которые возлагали на Россию большие надежды, но в итоге получали совсем не то, на что рассчитывали.

В этом ряду можно назвать и Франклина Рузвельта (1933-1945), возможно, больше всех других американских лидеров сделавшего для развития сотрудничества Вашингтона и Москвы. Действительно, с самого начала своего долгого пребывания в Белом доме Рузвельт сделал ставку на сближение с СССР, его доброжелательное отношение к И. Сталину стало основой исключительно успешной антигитлеровской коалиции во время Второй мировой войны. Однако если почитать предсмертные письма Ф. Рузвельта, перед нами встанет картина глубокого раздражения и разочарования по поводу перспектив послевоенных советско-американских отношений. Первые раскаты "холодной войны" поставили крест на планах Рузвельта по созданию нового, более совершенного международного порядка.

Билл Клинтон (1993-2001) был последним на настоящий момент президентом США, который в начале своего срока искренне верил в возможность быстрого и глубокого демократического переустройства России. Однако последние годы его администрации ознаменовались глубоким кризисом в отношениях между Вашингтоном и Москвой: расширение НАТО, операция в Косово и другие явно недружественные по отношению к России шаги США поставили крест на возможности ее вхождения в круг американских стратегических союзников и партнеров.

Наконец, нынешний американский президент Барак Обама, как известно, также в начале своего пребывания в Белом доме питал надежды на улучшение отношений с Россией, хотя его планы на этот счет были гораздо более скромными по сравнению с Ф. Рузвельтом или Б. Клинтоном. Но и крайне умеренная "перезагрузка" уже через несколько лет серьезно забуксовала, и похоже, что в Вашингтоне опять наступил период разочарования и пессимизма.

Первым президентом в истории США, видевшим в России, скорее, не надежду, а угрозу можно считать Джеймса Монро (1817 - 1825). Названная его именем знаменитая “доктрина Монро” появилась на свет, в значительной степени, как реакция на возможное вмешательство России, наряду с другими державами европейского “Священного союза”, в американские дела. Развитие событий показало, что опасения, связанные с Россией, были совершенно напрасными. К концу президентства Монро Россия восстановила свою репутацию в США и взаимные отношения вернулись к джефферсоновским традициям дружбы и сотрудничества.

В двадцатом веке ярый антикоммунист Ричард Никсон, став президентом (1969-1974), быстро перешел от критики и обличений СССР к политике разрядки, которая позволила несколько снизить напряженность в разгар “холодной войны”. Пример Рональда Рейгана (1981-1989) еще более показателен: лидер, в начале президентства называвший СССР “империей зла” и считавший борьбу с мировым коммунизмом своей главной задачей, в 1988 году гулял по Красной площади в Москве и утверждал, что никакой империи зла больше не существует.

Однако нельзя не признать, что во многих случаях негативный настрой президентов-пессимистов приводил к реальному ухудшению российско-американских отношений. Теодор Рузвельт (1901-1909) стал президентом в период, когда от былой российско-американской дружбы не осталось и следа. Оценки, которые Т. Рузвельт давал личности российского императора Николая II и царскому режиму, чаще всего были сугубо отрицательными. Итогом президентства стал глубочайший кризис в отношениях США с Россией, чудом не приведший к полному разрыву дипломатических контактов. Еще более негативно по отношению к советскому руководству был настроен президент Гарри Трумэн (1945-1953), что закономерно привело к окончательному перерастанию противоречий между союзниками, по поводу которых так сетовал Ф. Рузвельт, в полноценную “холодную войну”.

Таким образом, мы видим, что из президентов США, возлагавших на Россию огромные надежды, мало кто сумел избежать разочарования. С другой стороны, американским лидерам, изначально демонизировавшим Россию, иногда удавалось наладить с ней продуктивный диалог, в случае пересмотра своих наиболее радикальных идей. Этот феномен имеет вполне убедительное психологическое объяснение: завышенные ожидания всегда ведут к разочарованиям, а чрезмерный пессимизм ослабевает, как только мы переходим от слов к делам.

Исторический опыт свидетельствует – только те президенты США, которые находили в себе силы отказаться от столь свойственных американской политической культуре крайностей в репрезентации России, получали шанс на успех в развитии двухсторонних контактов. И, по крайней мере в последние десятилетия, "плохим" пессимистам это удавалось сделать чаще, чем "хорошим" оптимистам.

Англоязычная версия статьи опубликована на сайте Russia Direct: US-Russia: Love-Hate Relations

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Оценка 0.00 (0 Голосов)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить