На главную страницу


Тематический каталог Меню Связаться с администратором сайта
0
0
0
s2sdefault
powered by social2s

Короткова С.А, к .и. н., доцент ГУ-ВШЭ

 

В своей книге «Матери-основательницы. Женщины, которые подняли нашу нацию» К. Робертс [1] пишет: «К 1776 году Америка была страной только по названию. Еще предстояла борьба за ее жизнь. И в этой первой войне новой нации, как и в последующих, женщины сыграли существенную, но, увы, незамеченную роль»[2].

Начавшаяся в 1775 г. Война за независимость разделила американское общество на патриотов и лоялистов. Женщины поддержали ту или иную сторону. Большинство делали это традиционными способами – руководили фермами, семейными делами в отсутствие мужчин, вязали носки и чулки, шили одежду, собирали деньги и продовольствие для армии, заботились о расквартированных офицерах.

Около 20 тысяч женщин, у которых были разорены фермы или уничтожены дома, последовали с детьми за своими мужчинами, служившими в армиях. Они выполняли там различные роли – поваров, нянь, прачек, снабженцев, уборщиц, могильщиков, медсестер, но большинство из этих «следующих за армиями» просто заботились о своих отцах, мужьях, братьях.  Сначала главнокомандующий американской армией генерал Д. Вашингтон относился резко отрицательно  к присутствию женщин среди войск. Но с течением войны его точка зрения поменялась. Он понял, что будет меньше дезертиров, т. к. мужчины часто уходили из армии, чтобы помочь семье. Еще одну положительную сторону он увидел в помощи женщин по обеспечению минимальной чистоты и порядка в лагерях.

В тот век «инфекции и болезни убивали больше солдат, чем вражеские пули». Работа, считавшаяся традиционно женской – приготовление еды, стирка, мытье, уход за ранеными и больными, не была налажена в армии. В начале войны, пока женщины не присоединились к войскам, «было практически невозможно поддерживать в ней гигиену». Одна из записей, сделанных во время осады Бостона, рассказала, что «многие американцы заболели и умерли от дизентерии, т.к. были невнимательны к чистоте. Пока они находились дома, жены заставляли их содержать себя опрятно. При отсутствии таких наставников лень превратила их в грязнуль, которые безрассудно погубили свои организмы»[3].

Кроме выполнения обычной работы, некоторым женщинам пришлось сыграть более рискованные роли. В моменты опасности они защищали себя, детей, дома от врагов. Для этого американки использовали все, что могли – мушкеты, топоры, косы, серпы и даже горшки с кипящим щелоком. Были среди них те, кто совершал героические поступки. Женщины стали разведчицами, связными, прятали беглецов и заботились о них, занимались контрабандными поставками патриотам через вражескую территорию.

В Западном Солсбери (Вермонт) вдова Энн Стори следила за действиями лоялистов и сообщала о них патриотам – рейнджерам «Парням Зеленой Горы». В Гротоне (Массачусетс) в апреле 1775 г. вооруженные женщины захватили часть британских солдат, отступавших из Лексингтона. В Пепперелле (Массачусетс) в том же году жительницы штата организовали свою милицию, чтобы защитить свои дома. Однажды они устроили засаду на британского шпиона, поймали его и передали американской армии. При осаде Бостона Дебора Чемпион и Сара Фултон тайно проносили сообщения через британскую территорию патриотам в Кембридж.  Сибил Ладингтон, дочь американского военного из Нью-Йорка, повторила поступок Поля Ривира. В ночь на 26 апреля 1777 года, узнав о том, что британские войска жгут военные склады американской армии, она вскочила на коня и проскакала 40 миль, собирая волонтеров и простых жителей Денвера (Коннектикут), чтобы те смогли отразить атаку англичан.  15-летняя  Кейт Мур (Южная Каролина)  тоже ночью проехала верхом большое расстояние, чтобы успеть доставить сообщение американскому капитану. Ненси Харт из Джорджии захватила пятерых английских солдат и держала их на прицеле, пока не подоспели патриоты. Сестры Грейс и Рэчел Мартин задержали британского курьера и двух офицеров, передав взятые у них документы генералу Натаниэлю Грину. В 1782 г.  во время атаки англичан на форт Мак-Грегори  Бетти Зейн удалось выбраться из него, а затем вернуться обратно, принеся защитникам порох, в котором у них была нехватка[4].

Некоторые женщины, переодевшись в мужское платье, служили солдатами[5]. В критические минуты американки, сопровождавшие армию, становились рядом с мужчинами на полях сражений. Память о них сохранилась в имени Молли Питчер ( Pitcher – англ., кувшин). Эти женщины приносили во время боя воду измученным от жажды солдатам, а также воду для мытья стволов орудий после каждого выстрела. Они подносили и подавали порох и снаряды, помогали заряжать орудия, при необходимости стреляли из них.

Женщины по имени Молли Питчер в истории не было, это легендарное имя. Впервые оно появилось в 1848 г. в газетной статье Натаниэля Карриера о женщине, участвовавшей в битве при Монмуте. Там же было напечатано самое первое изображение Молли Питчер. До этого любые упоминания о такой женщине называли ее капитан Молли. Почему автор изменил имя – тайна, но оно стало популярным.

Первое документальное подтверждение подвига Молли было найдено в 1830 г.  в записях рядового Д. Мартина из Восьмого Коннектикутского полка. Через 10 лет был обнаружен дневник полевого хирурга О. Валдо с подобным же описанием действий женщины на поле боя. Еще одно свидетельство такого факта оставил рядовой Третьего Пенсильванского полка Д. Кленденен [6]. Но ни один из авторов не назвал настоящего имени героини. Есть две претендентки на прототип: Мэри Хейс Макколей  (Карлисль, Пенсильвания) и Маргарет Корбин (графство Фрэнклин, Пенсильвания). Часть исследователей считают, что прототипа не существовало совсем, а Молли Питчер – собирательный образ. Что же известно о двух женщинах, участвовавших в сражениях? Все детали их жизней неоднократно подвергались сомнениям, анализу, уточнениям, вызывая порой яростные споры историков.

Маргарет Кочрен родилась 12 ноября 1751 г. в графстве Фрэнклин. Когда ей было пять лет, на их дом напали индейцы. Отец, Роберт Кочрен, был убит, а мать они увели с собой. Ее и брата, которых во время нападения не было дома, вырастили родственники. В 1772 г. Маргарет вышла замуж за Джона Корбина, артиллериста из отряда капитана Фрэнсиса Проктора. Когда началась война за независимость, Маргарет последовала за своим мужем в армию.

В июле 1776 г. командующий британскими  войсками  генерал Уильям Хоу сосредоточил свои силы рядом с Нью-Йорком на Статен-Айленде. Генерал Д. Вашингтон, не зная куда англичане собираются направить свой удар, разделил свою и без того маленькую армию (20 тыс. человек) на две части между Нью-Йорк-Сити и Лонг- Айлендом. 27 августа У. Хоу захватил остров. Патриотам удалось под покровом ночи переправиться в Нью-Йорк, но в середине сентября британцы захватили и его. Американские войска отступили к Гарлемским высотам. В середине ноября 1776 г. шли последние бои на Манхеттене. 16 ноября состоялось сражение за Форт Вашингтон.

Джон Корбин в этом бою стрелял из небольшой пушки, стоявшей на открытой позиции. Маргарет была рядом с ним, одетая в солдатскую униформу, при этом она не скрывала свой пол. Когда Джон смертельно раненый упал, она заменила его у орудия, ведя огонь по врагам. Но скоро ранили и ее – картечь попала ей в грудь и разорвала руку. После этого ее захватили англичане. Когда ее отпустили, она лечилась в больнице в Филадельфии, но руку полностью не восстановила.

Оставшись калекой, она до 1783 г. жила на милостыню. В 1783 г. ее взял на попечение Инвалидный полк полковника Льюиса Николя, находившийся в Вест - Пойнте. Генерал Генри Нокс, военный министр, в приказах 1787 г. и 1788  г. по этому полку называет ее «неприятным объектом для заботы»[7]. В июле 1779 г. Конгресс США принял решение о зачислении ее в Инвалидный полк (единственную женщину) и выплате ей пожизненно половины ежемесячной суммы, положенной революционным солдатам. Ей также полагался один костюм в год с таможенных складов или его денежный эквивалент. Маргарет не согласилась с половинной выплатой денег и добилась полной суммы,  а также выдачи ей ежемесячно рома или виски, положенного солдатам-мужчинам. Последние годы жизни она прожила в деревне Хайленд-Фоллз (Нью-Йорк), превратившись в злую, эксцентричную, спившуюся женщину. Она умерла 16 января 1800 г. в возрасте 48 лет и была похоронена в могиле без надгробья. Но устная традиция сохранила название этого места  - могила «капитана Молли».

В 1926 году, в 150-летнюю годовщину Независимости, по настоянию организации «Дочери Американской революции» ее прах был перезахоронен в Вест-Пойнте. На могиле стоит красивое надгробье, на котором есть такие слова: «В память о Маргарет Корбин, героине Революции, известной как Капитан Молли. Она стала первой женщиной, которой платил пенсию Конгресс». А также – она единственный ветеран Революции, похороненный в Вест-Пойнте.

Главный же претендент на роль прототипа Молли Питчер – Мэри Хейс Макколей. Все подробности ее биографии вызывают бурные споры. Дата  рождения  -13 октября 1744 г  или 1754 г., место рождения – Карлисль или Аллентаун в Пенсильвании, национальность – немка или ирландка, девичья фамилия – Ладвик или Ладвиг, имя мужа – Уильям Хейс или Джон Каспер Хейс.

В 1769 г. дочери фермера – молочника Мэри исполнилось 15 лет. Она нанялась служанкой в дом состоятельного соседа Уильяма Ирвинга, ставшего во время войны сначала полковником, а потом бригадным генералом в армии Д.Вашингтона. В 1769 г. Мери вышла замуж за парикмахера Уильма Хейса, чья семья переселилась в Америку из Ирландии. Когда началась война, Уильям завербовался в армию канониром, попав в артиллерию Четвертого Пенсильванского полка. С мая 1777 г. до января 1781 г. он служил под началом Томаса Проктора.  Мэри, оставшись одна и не сумев обеспечить себя, отправилась вслед за мужем. Она нашла его в лагере в Нью-Джерси.

Осталось совсем немного описаний Мэри от ее друзей и соседей в Карлисле. По их словам она  была «самой заурядной внешности, неграмотной, грубоватой по манерам и языку, большой любительницей поболтать и пожевать табак, сильной физически и очень жизнерадостной»[8]. Они рассказали, что она поклялась стать солдатом.

Люди, знавшие ее уже после войны, описывали ее как «мужеподобную, грубую по внешности и характеру женщину, которая пила виски и богохульствовала». Ее сосед Гарриет Фулк вспоминал, что «она была вульгарной, нечестивой, вечно пьяной старухой, имевшей неопрятный, уродливый вид».  Но многие вспоминали ее как «хорошую, сердечную женщину», готовую «помочь любому в нужде»[9].

Сражение, в котором совершила героический поступок Мэри, состоялось 28 июня 1778 г. Оно было последним важным событием в северной кампании и самой длинной битвой в ней, длившейся  с рассвета до сумерек. Тот день выдался необычайно знойным. Многие свидетели говорят о температуре в полдень 103 градуса по Фаренгейту (около 40 по Цельсию). Американские солдаты были собраны из различных пехотных  и артиллерийских полков. В битве погибло около 500 британцев и около 400 американцев, причем точно известно, что несколько десятков человек с обеих сторон скончались от тепловых и солнечных ударов.

После оккупации Филадельфии, начавшейся осенью 1777 г., британский генерал Генри Клинтон должен был эвакуировать войска в Нью-Йорк, чтобы соединиться с силами королевского флота. Англичанам необходимо было переправиться через реку Делавер и пройти через штат Нью-Джерси.  Д. Вашингтон находился с армией в Вали-Фордже, собирая информацию и пытаясь предугадать, какой путь выберет противник. В конце мая - начале июня  1778 Г. Клинтон начал переправлять багаж и передовые отряды. 17 июня американский главнокомандующий решал на совете вопрос – преследовать ли англичан и напасть на них, или позволить им мирно оставить город и перегруппировать американские  силы.  Он понимал, что гарантии победы над «сливками британской армии» у него нет.  18 июня ему доложили, что противник исчез. Он отправил генерала Б. Арнольда занять Филадельфию, а генерала М.Ж. Лафайета с 3600 солдат преследовать врага.  С основными силами и обозом он шел следом за ними.

Почти неделю в  конце июня в Нью-Джерси шли сильные дожди, добавляя духоты и москитов к раскисшей почве и вздувшимся рекам и ручьям. Американской армии было очень тяжело продвигаться, но положение британцев было еще хуже, т.к. на помощь патриотическим силам пришла местная милиция. Она жгла мосты, рубила деревья, заваливая ими дороги.

К полудню 27 июня 1778 г. главные силы американцев достигли деревни Кренбери в шести милях от передового отряда Ч.Ли[10]. Но генерал не решался наступать, а когда англичане пошли в наступление, принял решение отойти. Д. Вашингтон нашел Ч.Ли, между ними произошел очень резкий разговор. Войска воодушевились, увидев главнокомандующего.

На следующий день на рассвете началось сражение недалеко от города Монмута. Поле битвы находилось между ручьем и речкой, откуда женщины носили воду солдатам. Среди них была Мэри Хейс. Она проделала путь к ручью и обратно много раз за день. После полудня, окончательно выбившись из сил, она присела отдохнуть и увидела, как рядом с орудием ее мужа разорвался снаряд. Ее сильно оглушило взрывом. Придя в себя, Мэри увидела, что несколько человек из орудийного расчета лежат на земле – раненые и убитые. Среди раненых был ее муж. Офицер, командовавший стрельбой, закричал, что их орудие могут захватить враги.

Мэри решительно с криком «Я помогу вам!» побежала к пушке, взяла  шомпол из рук  Уильяма и стала помогать оставшимся в строю солдатам. Она прочищала орудие и подавала снаряды. Свидетели рассказывают о ее удивительной храбрости. Рядовой Джозеф Мартин записал в своем дневнике: «В разгар канонады случился один эпизод, свидетелем которому я был, и который было бы непростительно не упомянуть. Женщина, чей муж был артиллеристом, провела весь бой рядом с нами. Она носила воду, подавала снаряды. В один момент, когда она сделала широкий шаг одной ногой, чтобы взять снаряд, выстрел врага пришелся как раз между ее ног, не причинив ей никакого вреда, кроме порванного низа юбки. Спокойно поглядев на это, она заметила, что если бы выстрел прошел выше, то юбка пострадала бы больше. Затем она продолжила свое занятие»[11].

На следующий день, согласно легенде, Д.Вашингтон произвел ее в сержанты и приказал платить половину жалования солдата до конца жизни. Ей было в то время 24 года, и она ждала ребенка.

После войны в 1783 г.  Мэри и Уильям вместе с маленьким сыном Джоном вернулись в Карлисль. Они купили дом на Южной улице, и Уильям продолжил работу парикмахера. Но летом 1786 г. он умер, оставив жене сына и большие долги. Мэри вынуждена была продать половину дома, чтобы рассчитаться с кредиторами. Она зарабатывала на жизнь тяжелым физическим трудом – белила общественные здания, убирала и мыла  здание суда, работала прислугой в частных домах. В 1793 г. она вышла замуж за другого ветерана войны – Джона Макколея, чернорабочего, который доставлял камень для постройки местной тюрьмы. Но после 1807 г. о нем ничего не известно, возможно, он умер.

В начале 1822 г. в очень преклонном возрасте она написала прошение о выплате ей пенсии от штата Пенсильвании. 11 февраля  состоялось первое чтение билля, в котором было сказано, что пенсия нужна «для помощи Молли Макколей -  вдове солдата революционной войны». Но к следующему чтению в законопроект внесли поправку: «… компенсация за ее службу в войне». Было принято решение о выплате ей пожизненно 40 долларов ежегодно[12]. К 1830 году ее выросший сын женился, и она жила вместе с его семьей.  Мэри умерла 22 января 1832 г. К тому времени она похоронила обоих мужей и сына, поэтому некому было поставить ей на могиле памятного знака.

Первые сообщения в прессе о ее героизме появились после ее смерти, но в них не было названо место сражения. В 1876 г. на ее могиле усилиями ее воспитанника Уэсли Майлса был поставлен памятник. Деньги на него собрали жители Карлисля, вдохновленные ее подвигом.  На высоком постаменте стоит женщина с орудийным шомполом в руках. На постаменте есть надпись: «Молли Макколей, известной в истории, как Молли Питчер, героине Монмута. Установлен гражданами графства Кемберленд 4 июля 1876 г.». У ее могилы установлены флагшток с американским  знаменем и пушка.

Война за независимость знала самое широкое участие женщин в военных действиях, более широкое, чем в любых других войнах в США. Это было обусловлено иррегулярным характером войны, где часто не было четкой грани между зоной военных действий и домашним фронтом. Оно было обусловлено нехваткой людских ресурсов у патриотов. Поэтому участие женщин в долгой борьбе за независимость было одним из главных факторов достигнутого нацией результата. Патриотический порыв вел этих женщин и помогал превозмочь все трудности, довести изнурительную борьбу до победы.

 


[1] Коки Pобертс – политический комментатор ABC News  и  National Public Radio.

[2] C.Roberts. Founding Mothers. The women who raised our nation. Harpers Collins Publishers, N.Y., 2004.  P. 78.

[3] L. G. DePauw. Founding Mothers. Women in America in the Revolutionary Era. Houghton Mifflin Company. Boston, 1975. P.185.

[4] S. Opdycke. Historical Atlas of Women in America. Routledge, N.Y.,L. 2000. P.27.

[5] См. статью: Короткова С.А. Дебора Сэмпсон – «кавалерист-девица» Американской революции».// Российско-американские отношения (конец XVIII – начало XX вв). Материалы международной научной конференции  «200 лет российско-американских отношений». (Москва 8-10 ноября 2007 г.).  ИВИ РАН, М., 2008. С. 193 – 203.

[6] M. L. Bohrer. Glory,Passion and Principle. Atria Books, N.Y., L., 2003. P. 172; S. S. Smith. The Battle of Monmouth. New Jersey Historical Commission, N.J., 1975. P. 22.

[7] M. L. Bohrer. Op. cit. P. 175.

[8] W. Styker. The Battle of Monmouth. Princeton, N.J., Princeton University Press, 1927. P.192.

[9] L.G. Depauw. Battle Cries and Lullabies: Women in War from Prehistory to Present. Norman, University of Oklahoma Press,1988. p.130 -131.

[10] Генерал Чарльз Ли выступил сначала резко против плана Д.Вашингтона преследовать противника. Главнокомандующий отправил во главе отряда генерала М.Ж.Лафайета. Через 3 дня Ч.Ли передумал, и Вашингтону пришлось, не без сожаления, заменить француза на  своего помощника.

[11] D.M. Lucey. I Dwell in Possibility. Women Build a Nation, 1600-1820. National Geographic, Washington, D.C.,2001. P.73

[12] M. L. Bohrer. Op. cit. P. 173.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Оценка 0.00 (0 Голосов)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить